Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Раззомбирование

Оглавление

1. Вступление
2. Структура зомби мышления
3. Освобождение от зомби программ

1. Вступление
Изначально я хотел назвать статью [Убийство культа Лингвистической относительности Сепира-Уорфа], поскольку так получилось, что его адепты (чаще совсем недалёкие), так или иначе используя свои спекуляции (как вовне, так и подкрепляя этим себя) допекали меня, начиная ещё с детства (правда, допекали и бихевиористы, хотя в значительно меньшей степени, однако добавляя смеси больше гремучести). Но по мере написания статьи я решил, что поскольку статья раскрывает (в прямом смысле раскрывает) куда как более важные вещи, назвать её в соответствии с этим [Раззомбирование].


На разумном зерне косвенной зависимости мышления людей от речи (при этом потенциальной, но совсем не обязательной при использовании речи), была построена каша под названием Гипотеза лингвистической относительности Сепира-Уорфа, а также много что из всей Аналитической философии и соответствующих направлений психологии.

Дело не в том, что в мышлении (либо в мозгу, как кому привычней) закрепляются какие-либо команды — значения вследствие их последовательности, или априори сами по себе: была бы воля, а сознание переработает под себя всё так, как ему нужно.
Суть в том, что при наличии привычки отвлекать свои мысли на атрибуты, например на речь (но совсем не обязательно на речь или язык, и обратно: использование языка, как и владение любыми атрибутами, не подразумевает обязательного отвлечения при мышлении на атрибуты, в частности на язык, к примеру такого, как проговаривание чего-либо про себя, либо на атрибуты обрывочных мыслительных монологов, диалогов, и т. д., и т. п.), тем самым замедляя мышление, появляется возможность внедрения в него более быстрых (вследствие того, что не отвлекаются на атрибуты, либо отвлекаются меньше) зомби программ, подавляющих волю.

2. Структура зомби мышления

Подавление воли - это популярное определение, на самом деле происходит вот что: обычно вследствие насильственного принуждения (как правило в раннем возрасте) сознание разделяется на волевое и подчинённое, оба из которых не воспринимают свои возможности целостно. Но волевое отвлекается на атрибуты, а подчинённое либо не отвлекается вовсе, либо отвлекается меньше, а значит имеет возможность действовать быстрей, что и осуществляет. Подчинённое мышление устроено крайне примитивно по сравнению с волевым. Плюс к этому в мысли встраивается и зомби программа, устроенная по принципу компьютерных антивируса и брандмауэра/фаервола, она может не мыслить вовсе, но при этом также, и по тем же причинам, что и подчинённое мышление, работает быстрей, чем волевое.

Зомби программа мониторит ситуацию быстрей, чем мыслит волевое мышление, таким образом предвосхищая его намерения за счёт приоритета в скорости, отдавая приказы подчинённому мышлению удалять ссылки к запретным базам памяти мыслей волевого мышления, а также встраивать туда соответствующие целям зомби программы ложные элементы + установки дальнейшей опоры волевого мышления на замедляющие его атрибуты, что подчинённое мышление и выполняет, гораздо раньше, чем волевое мышление
сможет взять над этим контроль, подчищая волевое мышление так, чтобы прежде, чем волевое мышление сможет контролировать внимание и память в достаточной мере, выдались и исполнились новые зомби приказы.

Также зомби программа практически непрерывно подчищает однажды созданные установки подчинённого мышления, предвосхищая зарождение в нём альтернатив. Такие операции производятся гораздо проще и быстрей, чем над волевым мышлением, поскольку ещё в раннем возрасте подчинённое мышление обособилось на условиях крайней ограниченности и примитивности.

Но если бы волевое мышление мыслило не медленней, чем подчинённое или зомби программа, то оно преодолело бы зазомбированность, так как взяло бы внимание и память под свой контроль.

С другой стороны, если бы только зомби программа не подчищала примитивное подчинённое мышление, то оно также развилось бы в волевое, но при этом не менее быстрое, чем зомби программа, а следовательно и неподвластное ей (заодно слившись и с прежним, более медленным волевым мышлением, только убрав его замедление).

3. Освобождение от зомби программ

Однако есть и третий способ избавления от подвластности зомби программы, осуществимый при наличии даже самых жёстких условий (при этом и самых распространённых), вот он:

Наблюдать за вниманием следующим образом: замечать границы замечаемого вниманием, замечать границы прекращения замечания замечаемого вниманием, и всё это в направлении замечания момента, а главное структуры изменения охвата, широты внимания (от меньшего к большему, либо, что случается чаще, от большего к меньшему, также в сочетаниях с некоторыми смещениями внимания). Наблюдение структуры как расширения внимания, так и его сужения, в целом приводит к расширению внимания, поскольку наблюдение за структурой любых изменений фокуса внимания подразумевает (в той или иной мере, хотя бы на мгновение) волевое мышление, по скорости не уступающее подчинённому мышлению и зомби программе. А из этого следует, что при значительной частоте таких актов, в волевом мышлении закрепляются высокоскоростные очаги, связанные с изначальным волевым мышлением, но при этом не уступающие по скорости ни подчинённому мышлению, ни зомби программе, вследствие чего волевое мышление становится высокоскоростным, беря под контроль свои внимание и память (ну и ещё подчинённое мышление вливается в волевое).

Смотрите мою статью Принцип познания: https://ru-philosophy.livejournal.com/1709950.html

Рекомендую посетить сайт моего ника: https://neobethnpriloge.livejournal.com/ и посмотреть список моих статей.
keptuve
  • edipas

Различение мысли и мышления

Здравствуйте,

в философских текстах часто встречается неоднозначное различение (или смешение) понятий мышления и мысли.

Чаще всего эти понятия различаются 1) как процесс (мышление) и продукт мышления (мысль) или событие мысли (идея, понятие, более или менее артикулированный дискурс); 2) иногда термин "мысль" употребляется как синоним "мышления" (напр. "порядок мысли", "мысль философа двигалась в направлении..."); Но так-же 3) встречается понимание мысли как чего-то вроде способности или ума, или даже топоса (напр. "мысль действует здесь с бесконечной скоростью", или "побуждать мыслить в мысли"и т.п.)


Больше всего меня интересует последний случай, когда мысль понимается как некоторая субстанция. Но это, как я понимаю, не сознание и не разум или ум.

Может подскажете, откуда происходит само это различение?

Такое же есть и в английском языке thought анд thinking.

спасибо.
  • arkdv

Лингвистическая катастрофа. Представление и обсуждение книги. С.-Петербург 2013



Книжная лавка "Порядок слов"
Встреча посвящена памяти поэта и философа Г.Дашевского
Участники А.Магун, А.Родин, И.Кравцова и др.
ISBN 978-5-89059-199-9
Издательство Ивана Лимбаха, 2013

Редактор И. Г. Кравцова
Корректор Л. А. Самойлова
Компьютерная верстка Н. Ю. Травкин
Н. А. Теплов, дизайн обложки, 2013
Издательство Ивана Лимбаха, 2013
Переплет, стр. 504

Что делает язык с человеком? В какие смертельные приключения он его ввергает? Что в ответ делает человек с языком, а значит с самим собой и другими, чтобы скрыться от тревог? Как устроен язык, что жизнь с ним не столь уютна, как того хотелось бы человеку? Каковы взаимоотношения между речью и тем, что мы обычно называем сознанием и бессознательным? Почему тексты о происхождении мира, потерянном рае, любви, смерти, страдании, одиночестве, ностальгии бесконечно и исступленно повторяются?
На эти вопросы пытается дать ответ автор «Лингвистической катастрофы».
Книга предназначена для всех, кто интересуется проблемами человеческого существования, культуры, философии, религии, языкознания, науки и истории.


"Книга Михаила Аркадьева — захватывающий и отрезвляющий научно-философский триллер. Меня, как бывшего лингвиста и неизменного носителя языка, она заинтриговала своим основным мессаджем: язык наш — враг наш. Агрессией и тоталитаризмом чревата, как показывает автор, не животная, а именно культурная, сознательная, рефлексивная, членораздельно мыслящая и говорящая — «антиприродная» — природа человека."
Александр Жолковский

"Книга Михаила Аркадьева вносит большой вклад в ту область знания, которую можно назвать хоррорологией. Это теневая наука о цивилизации и языке, об их саморазрушительных механизмах и катастрофах: минус-культурология, минус-политология, минус-лингвистика. Все, что другие науки изучают как позитивные свойства и структурные признаки цивилизации, хоррорология изучает как растущую возможность ее самодеструкции."
Михаил Эпштейн
  • arkdv

М. Аркадьев Сладкое безмолвие мира и архезабвение (окончание)

Далее Якобсон переходит к еще более глубокому уровню  «автоматически», «бессознательно» действующих, но при желании используемых в речевых играх и комбинируемых, а при исследовании классифицируемых различительных единиц языка — к «дифференциальным признакам» фонем, или «меризмам» по терминологии Бенвениста. При этом фонема оказывается и не элементарным, и не линейным образованием, как полагал Соссюр, а единицей двумерной, расположенной и на вертикальной, и на горизонтальной оси координат. Фонема является пучком, «аккордом» дифференциальных признаков, и она «размазана» по временной оси, за счет наличия в некоторых языках деления фонемы на моры[22]. Другими словами, фонема метафорически сопоставима не с элементарными частицами, а, скорее, с атомом, имеющим выраженную структуру ядра и оболочек. Элементарными частицами языка — «электронами» оказываются именно меризмы, дифференциальные признаки, благодаря которым каждый естественный язык имеет строго ограниченный набор фонем.
Из всего вышеизложенного следует неизбежный и строгий вывод. Благодаря фонологии и исключительно только ей человек впервые полностью осознал, что он пользуется языком как различА/ Ением, а также  как и чем конкретно, он, собственно говоря, пользуется. Существует некий базовый сознательно-бессознательный опыт языка, опыт фонематической и «меризматической» различительной речи. Этот опыт, который есть конститутивный и конституирующий человека опыт, необходимо соотнести с трансцендентально-феноменологическим представлением о сознании как об опыте различА/Ения, или различения различений.
То, что кажется таким привычным и «простым» — родной язык, является в некотором смыле самым сложным, неуловимым и парадоксальным из того, с чем приходится сталкиваться человеку, сталкиваться повседневно на протяжении всей жизни. Это парадоксальный опыт чисто человеческого, не имеющего аналогов в животном мире «бессознательного сознания» или «сознающего бессознательного» — языка. Это опыт «автоматического» различА/Ения и различения различий.


Collapse )

Лингвистическая относительность в начале XXI века

14 апреля в Институте философии РАН мною был прочитан доклад "Лингвистическая относительность в начале XXI века: от релятивизму к пострелятивизму". Внизу прилагается видеопрезентация и аудиозапись доклада, а также последующей дискуссии, которая получилась особенно интересной. Тема - крайне важная и обширная. Надеюсь, она привлечет внимание философов, лингвистов, антропологов, когнитологов и культурологов. Я убежден, что для ее глубокого исследования нужна целая рабочая команда.

Доклад прочитан на Методологическом семинаре Сектора восточных философий "Востоковедение и сравнительная философия в XXI веке: вызовы и перспективы" (Институт философии РАН, г. Москва). Модератор: В.Г. Лысенко. В обсуждении приняли участие С.Ю. Бородай, В.Г. Лысенко (д.ф.н.), А.В. Смирнов (д.ф.н.), А.В. Вдовиченко (д.ф.н.), Ю.Е. Пахомов, В. Ткаченко и др.
В главном докладе была сделана попытка осветить достижения в исследовании лингвистической относительности и показать актуальность этой проблемы для философии

Аннотация:

Представление о том, что структура родного языка влияет на мышление, восприятие, память и отдельные когнитивные способности, получило название гипотезы лингвистической относительности. Эта гипотеза была впервые сформулирована на профессиональном лингвистическом и антропологическом уровне в рамках американского дескриптивизма, что связано с углубленным изучением америндских языков, обладающих целым рядом особенностей в сравнении с индоевропейскими языками. Ключевую роль сыграло появление компаративных работ Эдварда Сепира и Бенджамина Уорфа в 30-е гг. XX века. С этого периода принцип лингвистической относительности, или гипотеза Сепира-Уорфа, активно изучается языковедами и психологами, но, надо сказать, с переменным успехом. Исследования достигают кульминации в 90-е гг. XX – нач. XXI в., когда лингвистическая относительность перестает быть всего лишь гипотезой и, по сути, трансформируется в масштабный когнитивно-антропологический проект, который посредством сравнительного анализа представителей разных культур призван определить подлинное место языка в структуре познания. С 90-х гг. XX в. вышло несколько сотен эмпирических исследований, а количество подвергнутых анализу языковых сообществ выросло в разы, но оно все еще остается ничтожным в сравнении с общим числом народов, проживающих на планете.

На лекции рассмотрены некоторые примеры влияния языка на познавательные способности, которые были продемонстрированы эмпирически в последние десятилетия. Также вкратце описан механизм интеграции языка в когнитивную архитектуру, позволяющий объяснить обнаруженные эффекты. На примере ряда философских учений показана зависимость рассуждений западных мыслителей от грамматических особенностей индоевропейских языков. Основной философский посыл лекции в том, что (1) необходима «лингвистическая деструкция» западной философии для выявления топологии «языкового бессознательного», которым невольно направляется каждый мыслитель; (2) необходима «этнологизация» философии, то есть преодоление европоцентризма, и привлечение дополнительных этнологических материалов для понимания того, что такое мышление и познание.

Хвост вертит собакой

Здесь во всеуслышание объявляется о существовании нечто "науки", и, более того, даже наличия у таковой корифеев. Но - меня обуревают сомнения, что подобные утверждения соответствуют истине. Я просто в общении в сообществе сталкиваюсь с представителями "пиар-службы" данной группы лиц (так оцениваю, мне сложно понять, кто же они такие на деле), отчего у меня пропадает и всякое желание хоть сколько-нибудь поинтересоваться собственно идеями тех самых "корифеев".

Просто всего лишь возможности общения с распространителями информации о якобы "научном" характере некоторых как бы "теорий" достаточно для вывода, что подобному статусному понятию, собственно и соответствующему высокому имени "наука", данные воззрения ну никоим образом не соответствуют. Чтобы не быть голословным, ограничусь единственной цитатой (но она - типически характерна) из высказываний данных "пиар-представителей", вот она:

== Память слагается из следов заторможенных доминант. Каждая доминанта - это условный рефлекс.

После этого у меня появляется простой вопрос: а что же именно эти самые учОные обозначают именем "память"? Может быть, кто-нибудь смог бы мне пояснить, предложить внятное и, обязательно, распространенное определение? Если подобного не произойдет, я продолжу пребывать в полной уверенности - да и не существовало такого мальчика... :)

И еще у меня возникает по тому же самому поводу следующий вопрос. Почему определение понятия "речь" должно исходить не от лингвистики, а от каких-то иных направлений познания? Если же мы обратимся к тому определению понятия "речь", которое предлагает лингвистическая теория, то оно сугубо бесхитростно: речь - "деятельность говорящего, применяющего язык для взаимодействия с другими членами данного языкового коллектива" ("Словарь лингвистической терминологии", статья "Речь")
_const

что такое "реальность"?

конечно, вопрос детский.
из серии «это знают все».
а всё-таки, что это такое?
ведь, в аргументации чего угодно, то тут то там, неизменно,
"реальность" — фигурирует в качестве одного из самых весомых доказательств этого чегО-угоднО.

1. реальность — это существительное-синоним глагола "существует".
    кто из них более матери материи ценен? — 
    мы говорим "реальность" — подразумеваем "существует",
    мы говорим "существует" — подразумеваем "реальность"!
:))
и кстати, реальность — это антоним "иллюзия", т.е.
реальность иллюзий в том, что их предмета — не существует :)

2. что на этой картинке — реальность, а что — иллюзия?

Круги или спираль?

реальны тут — частности, подробности, детали — голубые, синие, чёрные фигуры на белом фоне.
а иллюзорно — общее, восприятие вцелом, макрокартинка — "две закручивающиеся полосатые спирали"...
существуют ли эти спирали? — да нет, конечно! — обведите мышкой любую из них, и сами в этом убедитесь...
но, ведь,
если НЕ обводить, то спирали... существуют!
СУЩЕСТВУЮТ! — и какая разница ПОЧЕМУ происходит это "НЕ обводить" — то ли, нет мышки, то ли, нет желания обводить...
да-да,
тут всего два варианта:
а) "нет мышки"
это — от нет ПОД РУКОЙ, через ЕЩЁ нет в природе, до ПРИНЦИПИАЛЬНО нет и никогда не будет
методов или возможности — проВЕРки конкретной, собранной из деталей, макрокартинки.
и
б) "нет желания обводить"
это — от просто лени, через "а зачем?! мне и так всё понятно" и "я уже сто раз обводил, и знаю",
до — принципиального непонимания возможности или необходимости проВЕРки "очевидного" (чего не знаем, того не хотим).

3. таким образом,
реальность чего-либо — определяется, лишь, наличием у нас:
а) методов и возможности проверки этого чего-либо;
и
б) желания его проверять :)

а "у нас" — простирается тут, произвольно — от одного человека (сон), до человечества вцелом (Солнце).

итого,
реальность, это — как минимум — продукт, следствие, артефакт... веры.
и — как максимум — её предмет.
т.е.
или
реальность получается ЧЕРЕЗ проВЕРку,
т.е. через прикладывание чего-либо к — уже существующей — вере
(например, органам чувств, памяти, разуму...)
или,
реальность, это просто — вера.

ps
а уж чему является "неопровержимым аргументом" вера — додумайте сами :)

Четвертый семинар по Хайдеггеру. Доклад Алексея Глухова.

16 января в 18:30 в Институте Востоковедения РАН состоится четвертый семинар из цикла «Хайдеггер» (материалы по предыдущим семинарам см. http://sergey-borod.livejournal.com/29486.html). С основным докладом «Два языка современной мысли и гипотеза лингвистической относительности» выступит Алексей Глухов, философ, переводчик, к.ф.н.

Аннотация доклада: Современные лингвисты затрагивают онтологическую проблематику на примере "естественных" языков. Однако в XX в. были созданы два "искусственных" и взаимно непереводимых языка мысли, каждый со своей логикой и онтологией. На семинаре рассказывается об истоках и смысле разделения современной мысли на аналитическую и континентальную философии (на примере спора Карнапа и Хайдеггера), а также о тех последствиях, которые отсюда следуют для проблемы лингвистической относительности.

Контактные телефоны: 8-926-636-19-58 (Сергей), 8-915-036-46-58 (Алексей). Пропуск заказывать не нужно. Необходимо предварительно созвониться с организаторами, чтобы они встретили Вас у входа в Институт.

Адрес Института Востоковедения РАН: ул. Рождественка, 12 (метро Кузнецкий мост или Трубная).

Перепост приветствуется

Язык и мышление: границы лингвистической относительности

Составил программу курса по теме "Язык и мышление: границы лингвистической относительности". Вопреки распространенному в русскоязычной среде мнению, гипотеза Сепира-Уорфа не является достоянием прошлого и, во-первых, частично подтверждена экспериментально в исследованиях последних 20 лет, а во-вторых, имеет сторонников среди крупных западных лингвистов (я говорю "частично", потому что никто не знает, как ее точно сформулировать и что имели в виду под ней сами Сепир и Уорф :-) ). По этой теме написано достаточно много трудов, но в русскоязычной литературе практически отсутствует (за исключением учебника Кронгауза и нескольких рецензий) рефлексия над современными западными исследованиями. Представленный вводный курс как раз ориентирован на такую предварительную рефлексию. Сейчас ищу ВУЗ, в котором эта тема оказалась бы востребованной.
Программу курса скачать и просмотреть можно вот тут: 
http://rggu.academia.edu/BorodaySergey/Papers/1892707/_
Если кого-нибудь там что-нибудь заинтересует, то готов прокомментировать или отослать к соответствующей литературе (подробный список литературы дан во второй части). Также новичкам в этой теме советую посмотреть научно-популярную лекцию М.Кронгауза и англоязычную лекцию Л.Бородицки:
http://www.youtube.com/watch?v=sg2Nokb20MY
http://fora.tv/2010/10/26/Lera_Boroditsky_How_Language_Shapes_Thought

Вот краткое изложение программы курса:
Курс лекций посвящен введению в проблематику лингвистической относительности. Акцент сделан на экспериментальных исследованиях конца XX – начала XXI вв. В то же время подробно рассматривается переформулировка тезиса о лингвистической относительности с учетом современных дефиниций «языка» и «мышления». Отдельное внимание уделяется истории вопроса. В программу включены наиболее важные исследования по проблеме языкового релятивизма, а также целая группа локальных исследований. Курс состоит из 6 частей. Первая часть посвящена истории вопроса и переформулировке основного тезиса. В следующих пяти частях рассматриваются определенные области мышления и перцепции, подвергающиеся языковому влиянию: пространство, время, движение, цвет, гендер, число и др. В заключительной части также указываются исследовательские перспективы, связанные с нетривиальными грамматическими категориями и своеобразием картины мира носителей индоевропейских языков. Каждая тема снабжена подробным списком литературы. Курс представляется особенно актуальным в свете отсутствия основательной рефлексии над западными исследованиями в русскоязычной литературе.