Category: криминал

Новая Русская Литература

ДЕВИАНТОЛОГИЯ - НОРМА И ОТКЛОНЕНИЯ

Гилинский профиль01 Богорад государство

Отцом девиантологии в России называют доктора юридических наук, профессора Якова Ильича Гилинского. Он признанный в мире специалист по девиантному поведению и преступности. У него более 500 научных публикаций, и свыше 120 на иностранных языках.
Яков Ильич Гилинский не только заведующий кафедрой уголовного права РГПУ им. Герцена, но и декан юридического факультета Балтийского института экологии, политики и права, профессор кафедры уголовного права и криминологии Санкт-Петербургского юридического института (филиал) Академии Генеральной прокуратуры РФ.
Сегодня мой учитель и научный руководитель Яков Ильич Гилинский отмечает 84-й день рождения. Как и всегда очень энергичный и активный, Яков Ильич многие годы на вопрос: «Как живёшь?», отвечает: «Плохо», и добавляет – «Но будет хуже».



Collapse )

Страх Божий

Оригинал взят у prav_salesman в Страх Божий
В глубине нашей души бродят разные страхи.
Эти страхи порой застилают горизонт, порабощают разум, делают слабой волю и уничтожают настроение.
Мы боимся одиночества, боимся предательства, боимся нищеты, боимся мошенничества с нашим имуществом и деньгами, боимся старости, боимся стать объектом насмешек, боимся оказаться в меньшинстве, боимся оказаться белой вороной или бельмом в глазу, боимся болезни, боимся трудностей, боимся совершать ошибки, боимся будущего, боимся войн и катаклизмов, боимся убийц и грабителей, боимся сильных мира сего, боимся "сглаза", боимся "порчи".
Как много разных страхов приходится на одну человеческую душу.
А ведь нужно бояться другого.
Нужно бояться быть подонком и мразью.
Нужно бояться быть лжецом и лицемером.
Нужно бояться быть похотливым извращенцем.
Нужно бояться быть вором.
Нужно бояться быть трусом.
Нужно бояться быть равнодушным.
Нужно бояться быть ленивым.
Нужно бояться быть унылым.
Нужно бояться быть высокомерным и заносчивым.
Новая Русская Литература

ПРЕСТУПЛЕНИЕ ФИЛОСОФИИ И ФИЛОСОФИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

01 февраля 2014 года доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой социальной философии философского факультета Санкт-Петербургского госуниверситета Константин Семёнович Пигров сделал доклад в философском клубе в РХГА


Меня, как и многих людей, мучает вопрос: почему мы всё боремся с преступностью, а победить её не в силах? Почему преступность неискоренима?
С этим вопросом я пришёл на международную конференцию «Преступность, девиантность, социальный контроль в эпоху постмодерна», которая проходила 25-26 сентября 2014 года на юридическом факультете РГПУ им.Герцена в Санкт-Петербурге. На конференцию меня пригласил мой учитель – доктор юридических наук, профессор Яков Ильич Гилинский, 80-летнему юбилею которого и была посвящена конференция.

Гилинский на конференции

В студенческие годы я под руководством Я.И.Гилинского занимался изучением девиантного поведения молодёжи и, в частности, неформальных молодёжных объединений. Недавно Яков Ильич подарил мне 3-е издание своей монографии «Девиантология: социология преступности, наркотизма, проституции, самоубийств и других «отклонений», где на 175 странице упоминает и меня как исследователя девиантного поведения. Моя диссертация, по прихоти судьбы, превратилась в роман-исследование «Чужой странный непонятный необыкновенный чужак», где я изложил свои научные взгляды и споры с учителем.
При советской власти была поставлена цель полной и окончательной победы над преступностью. Никита Хрущёв говорил, что ещё пожмёт руку последнему преступнику. Но преступность победить оказалось невозможно.
Так почему же неискоренима преступность?
В кулуарах конференции я задал этот вопрос учёным-криминологам, и они поделились со мной своим мнением.



Collapse )
Новая Русская Литература

ФИЛОСОФИЯ СМЕРТНОЙ КАЗНИ

Смертная казнь

Смертная казнь для России многими рассматривается чуть ли не как панацея в решении всех проблем. Ради вступления в Совет Европы мы ввели мораторий на смертную казнь. Теперь, когда Россию временно исключили из Совета Европы, некоторые требуют отменить мораторий и пересмотреть своё отношение к смертной казни.
Дискуссии о необходимости отмены или возвращения смертной казни возникают в обществе во времена перемен и свидетельствуют о смягчении или ужесточении нравов.
Я долгое время занимался изучением причин преступности, и потому у меня есть свой аргументированный взгляд на данную проблему.
Если мы ратуем за введение смертной казни, то тем самым признаём, что кроме угрозы смертью никак иначе не можем решить свои проблемы.
Доктор юридических наук, профессор Я.И. ГИЛИНСКИЙ полагает, что смертная казнь является показателем нецивилизованности общества. США нельзя назвать полностью цивилизованной страной, пока в некоторых штатах будет сохраняться смертная казнь.
А нужна ли смертная казнь для России?



Collapse )
pic#nyan_cat

Свобода воли и ответственность.

Оригинал взят у i_ddragon в Свобода воли и ответственность.
Среди сторонников концепции свободы воли распространено одно мнение. Мол, если их оппоненты отрицают наличие свободы воли, рассматривают человека как просто очень сложное кибернетическое устройство — то это означает, что они отрицают ответственность человека за свои поступки. Распространённым примером того является модное в последнее время в узких кругах учение, что мол некоторые люди генетически запрограммированы на неэтическое поведение, и потому не должны нести за него ответственности.

В этой статье я хочу показать, что отрицание свободы воли вовсе не ведёт к отрицанию ответственности. Напомню, речь идёт не о свободе, как об отсутствии запретов, а о т.нз. «внутренней свободе действий». Считается, что поведение сущности, обладающей свободой воли несводимо к поведению любой другой сущности с детерминированным, со стохастически-случайным, или частично с детерминированным, а частично со стохастически-случайным поведением.

Для разминки перед основными рассуждениями я вначале кратко пройдусь по религиозным аргументам в пользу того, что ответственность немыслима без свободы воли. Сторонники свободы воли нередко опираются в своих рассуждениях на религию — что мол, человек — не просто кибернетическое устройство, а обладает душой. Посему он не может быть детерминирован — и значит, в его поведение необходимо привнести некоторый непознаваемый фактор под названием «свобода воли».

На самом деле, с наиболее распространённой в рунете религией — христианством - учение о том, что свобода воли тождественна ответственности - несовместимо — по крайней мере если под христианством понимать Библейские учения. Так, в Библии нигде не встречается термин «свобода воли». Более того, библейский Бог иногда карал людей за действия, которые были им же предопределены. Например, в книге Деяний апостолов, во 2-й главе об апостоле-отступнике Иуде говориться, что о нём существовало пророчество. То есть, согласно Библии, предательство Иуды было предопределено, и он попросту не мог не предать. Согласно версии свободовольцев, раз чьё-то злодеяние было предопределено, то он был невиноват. Но между тем, по мнению апостолов, факт предопределённости не снимает с Иуды ответственности за его дела. Предаёт Иисуса и апостол Пётр — и, судя по тому, что Иисус предсказывает предательство Петра, оно также было неизбежным — Пётр и Иуда не могли «захотеть, и не предать». Впрочем, в отличии от Иуды, Петр отделывается тем, что просит у Иисуса прощение.

Другой случай — египетский фараон, у которого Моисей просил отпустить Израиль. Вот что например говорит Бог Моисею: «...когда пойдешь и возвратишься в Египет, смотри, все чудеса, которые Я поручил тебе, сделай пред лицем фараона, а Я ожесточу сердце его, и он не отпустит народа.» (Вторая книга Моисеева - Исход 4 глава, стих 21). Кто читал книгу Исход, тот знает — Бог сам «ожесточил сердце фараона», сам же в итоге фараона за это жестокое сердце и наказал. Чтобы у вас не было сомнений — по ходу выхода Израилья Библейский Бог ещё несколько раз подтверждает, что именно он толкнул фараона на злодеяния в отношении евреев и сопротивление Моисею — см. Исход глава 7, стих 3; глава 9, стих 12; глава 10, стихи 20, 27: глава 11, стихи 10; глава 14, стихи 4,8 и 17. Вообще, библейский Бог по ходу Ветхого Завета неоднократно толкает людей на злодеяния, за которые потом и делает их ответственным. Например, во Второзаконии 2 главе, 30 стихе говориться: Но Сигон, царь Есевонский, не согласился позволить пройти нам через свою землю, потому что Господь, Бог твой, ожесточил дух его и сердце его сделал упорным, чтобы предать его в руку твою, как это видно ныне..

Но это всё как говориться, лирическое вступление. А теперь будет основная часть.
Collapse )
  • Current Music
    Biochemical — Save Me
Новая Русская Литература

ФИЛОСОФИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

То, что «все мы преступники», я впервые услышал в студенческие годы из уст моего научного руководителя Якова Ильича Гилинского. Тогда меня это очень удивило, но и обрадовало. Яков Ильич убеждённо доказывал, что с позиции его теории «отклоняющегося поведения» каждый человек хотя бы раз в жизни нарушил уголовный закон. Впоследствии я убедился, что мой научный руководитель был прав.
Я.И.Гилинский свыше десяти лет был адвокатом, защитником по уголовным делам; случалось защищать ему людей, обвинявшихся в измене родине, в антисоветской пропаганде и агитации. Его кандидатская работа была посвящена уголовному процессу и уголовному праву; докторская диссертация – социологическому исследованию преступности и иных антиобщественных проявлений.
Всегда очень энергичный и активный, Яков Ильич многие годы на вопрос: «Как живешь?», отвечает: «Плохо», и добавляет – «Но будет хуже».
Сегодня доктору юридических наук, профессору, заведующему кафедрой уголовного права РГПУ им. Герцена Якову Ильичу Гилинскому исполняется 79 лет. Накануне я взял у него интервью, и ещё раз спросил, почему же мы все преступники?



Collapse )
Гаечка

(no subject)

Философский скандал века: Сол Крипке уволился в связи с "неподтверждаемостью" его мыслительного эксперимента из Name & Necessity. Привыкшие к логиками science коллеги фактически обвинили его в мошенничестве.

В принципе, это означает конец не только карьере Крипке, но и переоценку некоторых итогов долгого ХХ века философии. Игры с семантикой больше никогда не будут такими же радостными, как раньше.

http://fauxphilnews.wordpress.com/2012/02/22/kripke-resigns-after-allegations-of-academic-fraud/

Вышинский, жертва и немного баранины

     Вчера приобрёл в магазине "Москва" (который, кстати сказать, очень люблю) замечательную книгу - "Вышинский Андрей Януарьевич. Судебные речи. - Москва: Юридическое издательство, 1948 год". Всего 980 рэ и океан наслаждений. Для тех, кто запамятовал, напомню: Вышинский выступал главным обвинителем на так называемых "больших процессах" 30-х годов, до революции являлся меньшевиком и даже выдавал ордер на арест Ленина. И разумеется, это ключевая фигура для понимания соотношения в треугольнике "преступник - вина- жертва". Большое заблуждение думать, будто времена Вышинского давно миновали и он интересен сегодня лишь как полузабытое ископаемое. Ничего подобного: эта фигура исключительная для понимания современной идентичности, вращающейся вокруг пресловутого "чувства вины" как спутник вокруг планеты.
     Книгу Вышинского можно использовать как гадательную - открой на любой странице и не ошибёшься! Вот, например, страница 435, обвинение Пятакова ("левая оппозиция", осуждён вместе с Карлом Радеком). Главный обвинитель распаляется: "старый приём уголовных преступников. Когда человека обвиняют в грабеже с убийством, он признаёт себя виновным только в грабеже. Когда человека обвиняют в краже со взломом, он признаёт себя виновным в только в краже. Когда его обвиняют в краже. Когда его обвиняют в краже, он признаёт себя, на худой конец, виновным только в хранении или скупке краденого".
     Любопытный фигуратив вытанцовывается, кренделями коленца выделывает: с одной стороны, заведомое "хуже, чем уголовники". С другой - демаркация вины через фиксацию любого жества как "уклонения от вины". Ты виновен не потому, что "хочется мне кушать", а потому сам принцип невиновности означает подозрение в наличии вины. Чем убедительнее кажется невиновность, тем обширнее пространство для обвинений. Это, конечно, самым прямолинейным образом отсылает к мифологии жертвы: жертва становится жертвой именно потому, что на ней никакой вины. Интересно, что в самых разных культурах на роль ритуальной (во всех смыслах) жертвы назначалась баранина? Ягнёнок ведь какой-то универсальный символ жертвенности - идеальная жертва ведь должна не отдавать себя отчёт, что с ней делают - в силу возраста и ментальной недееспособности. При этом ягнёнок - гибридное образование: обвиняемый заведомо совсем не ягнёнок (и Пятаков, разумеется, тоже), но признание абсолютной вины делает его невинным.
     Иными словами, возникает эффект двойного кодирования: чем больше потенциал совершенно подлинной невиновности, тем больше подозрения и выше градус разоблачений. Одновременно чем больше обвинений, тем более состоятельна претензия на роль жертвы, а следовательно, и на невинность. Тотальность вины есть одновременно и условие невинности. Тотальность вины применяет смерть в качестве универсального очистительного средства. Собственно, именно вина выступает наиболее надёжным способом превратить смерть из абстрактного ничто (смерть в её банальности, как остановка или завершение) в объект коммуникации (смерть как сообщение, которое радикально превосходит medium). 
     То есть жертвоприношение - это коммуникативное искусство, нацеленное на то, чтобы стать медиасистемой для "сообщений", которые вызывают перегрузку других медиа. Сталинский коммунизм выглядит в этом контексте выглядит не просто как общество жертвоприношения (потлача), но как коммуникативная система, видоизменяющая (и даже отменяющая) статус смерти. Ценой конвейерного приумножения жертв.

Eritis sicut Deus scientes bonum et malum

Статья о добре и зле на «Полярной звезде». Буду признателен за любые отклики, которые можно делать как здесь, так и у меня в журнале. Начало:

«Так поставленный, этот вопрос почти неминуемо вызывает в сознании читателя представление о "добре" и "зле" как каких-то частных понятиях, одном из множества элементов, из которых состоит наша жизнь и которые можно исследовать в отрыве от этой жизни, как одно из ее составляющих. Между тем вопрос о добре или зле какого-то отдельного явления не имеет большого смысла – можно рассматривать только вопрос о благости или неблагости того, кто создал всю эту Вселенную.

Каждое из явлений в своей отдельности не может носить ни благой, ни злой характер, как не могут быть добрыми или злыми предметы – оценивать можно только применение этих предметов и цели этого применения. Нож, используемый для убийства и нож, используемый для резки хлеба – это тот же самый нож, но назначение его различно. В этом случае, правда, мы можем оценить цели и намерения создавшей этот нож фабрики и тех, кто пускает его в ход, как в одном, так и в другом случае; но кто "изготовил" и "пустил в ход" такие "вещи", как жизнь, смерть, время, сознание, хаос, случайность, наше "я", в конце концов? Как мы можем оценить благость или неблагость этих явлений, если мы не знаем ничего о том, кто их создал и с какими именно целями сейчас применяет? Как мы можем вообще соотносить себя с этими явлениями, если назначение их неясно, природа непостижима, а результат их действия двойственен и двусмыслен, как и все, что действует с неизвестной целью? Можем ли мы вообще в этом случае оценивать благостность или неблагостность мироздания, или мы должны смириться с непознаваемостью его и в этом отношении – и если это так, то с какой целью были скрыты от нас эти движущие пружины, почему нам не дали проникнуть в эту область?

Говоря так, я нисколько не рассматриваю эту возможность как единственную...» (полный текст).

Об отрицательной евгенике

N.B.! Эта статья может задеть Ваши религиозные чувства или гуманистические взгляды.
Евгéника (от греч. ευγενες — «хорошего рода», «породистый») — учение о наследственном здоровье человека, а также о путях улучшения его наследственных свойств.
Цель негативной евгеники — прекращение воспроизводства лиц, имеющих наследственные дефекты, либо тех, кого в данном обществе считают физически или умственно неполноценными.
(с) Wikipedia
Оговорюсь, что на данный момент я не являюсь ни сторонником, ни защитником этого явления. В то же время, мне на уровне подсознания неприятно слышать предвзятые гонения на сторонников абортов и более жестких видов "очищения", дескать, это негуманно, потому что негуманно, и вообще, те кто за аборт - те потенциальные убийцы, и таких вообще надо убивать при рождении. :) Вот такой логический круг.
"Принцип благоговения перед жизнью", сформулированный А. Швейцером, прочно вошел в наш менталитет. Настколько прочно, что малейшее отступление от него может быть расценено как маргинальность по отношению к обществу, станет объектом нападок со стороны окружающих, даже если проявилось не более чем на словах. Жизнь - величайшая, самая главная ценность человечества. Жизнь каждого человека. Странно, но именно человека. О животных, а тем более растениях, речь идет во второстепенную очередь, а иногда и не идет вообще. Утопить выводок котят - это гуманно по отношению к ним. Зачем нищету плодить? Сделать аборт - негуманно. Ведь этот ребенок создан богом, значит он должен был родиться, а мы лишаем его шанса наа жизнь.
Об абортах можно говорить долго. А в мои планы входит рассуждать о евгенике в целом. Ведь сюда входят не только аборты, которые с натяжкой можно назвать убийствами, но и... именно убийства. Убийства новорожденных. В понимании подавляющего большинства, это абсолютно негуманно, варварски, нецивилизованно, дико и т. п. Исходя из этого, разговоры об абортах сводятся к полемике о том, являются ли они убийством. Полемика же в свою очередь приобретает теологический характер. А если в ней сталкиваются христиане и атеисты - то ее можно свести вообще к вопросу о бессмертии души.
А без души здесь нельзя. Любая этика держится на рассуждениях о чем-то, что выше нас, что познается лишь интуитивно.
Итак, отрицательная евгеника в худшей своей ипостаси: тотальное уничтожение неполноценных. Тут уже разговоры о том, убийство аборт или не убийство, не имеют никакого смысла. Если оправдано убийство, то аборт оправдан, даже если он убийство.
На секунду можно призадуматься, что убийство больного ребенка, обреченного на жизнь, прикованную к постели, на мучения - это благо для него самого. Если принять теорию реинкарнации (к вопросу о душе) - это вдвойне благо, так как мы даем ему шанс получше чем просто прожить жизнь на Земле: шанс переродиться в лучших условиях! Если рассуждать в монотеистической парадигме, принимая концепцию загробной жизни для каждого индивидуума - то смерть для него тоже благо: он будет убит в младенчестве, и таким образом пропустит прижизненные муки, на которые был обречен. Люди, ответственные перед богом за убийство, будут знать, на что идут, это уже их проблемы (да и чего бы богу их не простить? гуманный ведь поступок, а бог милосерд!). Но речь не о них, а о гуманности убийства.
А вот если принять ту концепцию, согласно которой после смерти настаёт полное небытие - получается реальная загвоздка. Что лучше: небытие или жизнь в мучениях? Если небытие лучше, значит, оно лучше и для каждого из нас, так как жизнь каждого из нас содержит в себе те или иные страдания. Так почему же мы не умираем? Значит, мы хотим жить. А если мы хотим жить, то и всё обладающее жизнью, хочет жить. Отсюда и вышеупомянутый принцип Швейцера.
Принцип Швейцера, доказанный таким способом, подвергается сомнению ввиду существования суицидников. Почему человек хочет умереть, но не может решиться на смерть? Почему врожденная тяга к жизни так сильна, что мало кому удается пересилить инстинкт самосохранения, даже если человек разумом понимает, что лично для него небытие лучше жизни? Немало тяжело больных инвалидов пытались покончить с жизнью, но не смогли. Так и жили или живут, мучаются. Убить - не гуманно. Самоубийство - страшно. А всё принцип Швейцера!
Копнём еще глубже. Если убийство может быть гуманным, где ограничение его гуманности? Уточняю: до какого возраста неполноценные могут быть умерщвлены? И какие именно недостатки они должны иметь, чтобы быть умерщвленными? Логично предположить, что для убийства необходимы следующие условия: 1) полное отсутствие самосознания. Сколько усилий тратит человечество на содержание людей-"овощей", которые существуют как растения, а целый отряд людей продлевает им жизнь! Мало кто не согласится, что это не есть отрицательный побочный эффект принципа Швейцера; 2) невозможность излечения. Думаю, это не нуждается в комментариях. К вопросу о возрасте: какой ребенок обладает самосознанием, а какой - нет? Отвечаю: спросите у самого ребенка. Если он сможет вам хоть как-то ответить, значит обладает. А вообще - это к психологам.
Прошу заметить, я веду рассуждения не с позиции абстрактной идеи очищения общества в целом, а с позиции гуманности убийства как прекращения страданий на раннем этапе. Причем страданий не только больных, но и тех, кто обречен на завсимость от больных (например, родители детей, больных болезнью Дауна). Вообще я считаю саму идею размножения далеко не первостепенной в жизни человечества, которому очевидно необходима регуляция численности для блага каждого из живущих.
И вроде бы логично: убить страдальца - нанести удар милосердия. Но почему сама мысль об этом приводит человека в ужас? Почему мы так эмоционально реагируем на видео с частями тела антропоморфных зародышей, извлеченных при аборте? Разумом мы понимаем, что это - облегчение страдания: не убьем их мы, убьет их жизнь. На уровне эмоций мы пытаемся объяснить это негуманностью, дикостью, кощунственностью и обращаемся за объяснением к религии (в которой вообще-то и нет ничего про аборты, коих не было в помине, когда она создавалась, а абстрактное "не убий" имеет множество оговорок, как показывает практика).
На этом я оставлю свои рассуждения незаконченными. У меня и не было перед собой задачи доказать гуманность или негуманность отрицательной евгеники. Моя задача - призвать окружающих задуматься хотя бы на минуту над этим вопросом, прежде чем навешивать на людей грязные ярлыки под весом собственного устоявшегося мнения. У вас его никто не отнимает! Но задумайтесь, действительно ли вы правы на все 100, или все-таки возможна другая точка зрения?