?

Log in

No account? Create an account

Философское сообщество ЖЖ

Entries by category: история

рукописи не горят (с)
karlsonmarxx

"Правда, понятие отчужденного труда (отчужденной жизни) мы получили, исходя из политической экономии, как результат движения частной собственности. Но анализ этого понятия показывает, что, хотя частная собственность и выступает как основа и причина отчужденного труда, в действительности она, наоборот, оказывается его следствием, подобно тому как боги первоначально являются не причиной, а следствием заблуждения человеческого рассудка. Позднее это отношение превращается в отношение взаимодействия."
/из раздела [ОТЧУЖДЕННЫЙ ТРУД] ЭФР 1844 г./

Маркс сформулировал эту мысль в рукописях лишь единожды, но именно в ней кроется главная причина краха "лагеря реального социализма".
Все попытки уничтожить частную собственность в условиях, не позволяющих снять отчуждение (грубо говоря в условиях, когда уровень развития материальных условий жизни не позволяет дать каждому дело по душе) служат источником реинкарнации частной собственности с её механизмами поддержки отчуждения.


Нереализованная возможность
Лео Нафта
leo_nafta
С наступлением хрущёвской "оттепели" советским марксистам - тем, что умели и хотели пользоваться собственным умом - самое бы то обратиться к левым гегельянцам 1830-40-х годов. Через них - понять связь и интеллектуальную зависимость Маркса от Гегеля (и всей немецкой философии). А через это понимание - стряхнуть с себя морок партийной догматики - чтобы затем диалектически "снять" учение Маркса как всего лишь антитезис - и выйти к новому синтезу.

Но вместо этого - в 1967 году к 50-летию революции и 100-летию с первого издания "Капитала" появились несколько работ (в первую голову - Ильенкова, конечно) о "диалектике "Капитала". Победа была уже в том, что сама Библия марксизма анализировалась философски, то есть, поставлена в истинное своей положение - как такое же философское произведение. Да, таким образом абсолютность марксизма безмолвно отвергалась, Библия переставала быть Библией. Условия времени, однако, заставили эту крамольную суть подать под видом начётничества.

Казалось бы - уже прорыв...Collapse )

рукописи не горят (с)
karlsonmarxx

Сегодня день рождения Карла Маркса.
Наконец, в Инете появилась статья, посвященная обзору его рукописей. Она была написана мной в 2010 году под бдительным патронажем профессора К.Н. Любутина (распространенным на историко-философскую часть, далее шли уже мои импровизации) и опубликована в сборнике: Карл Маркс. Экономическо-философские рукописи 1844 года и другие ранние философские работы. М.: Академический проект, 2010. 775 с. Коль скоро статья замыкает сборник, я называю ее "послесловием".
В то время мы обсуждали с этим издательством еще переиздание Грюндриссе, но издательство URSS нас опередило


http://neosoc.ru/рукописи-к-маркса/?fbclid=IwAR2l-cQAmky3fZqSLWlObF_2-WYRlovQni3p-Xs-In4K9MlyIW9FY5swcTc

ДОБРО И ЗЛО РЕВОЛЮЦИИ
Новая Русская Литература
strannik1990
Крейсер Аврора

Каждый год я прихожу на праздник «Алые паруса» в Петербурге, чтобы ощутить дыхание времени и поинтересоваться, каким видится молодёжи будущее нашей страны и мира.
Праздник "Алые паруса" проводится с 1968 года, и уже стал традицией. В 1979 году он был отменён, но возрождён в 2005. Праздник является одним из крупнейших в мире спектаклей, проходящих на открытой воде, и единственным в России, занесённым в реестр мирового событийного туризма. "Алые паруса" – это феерия мечты!
Символично, что повесть "Алые паруса" Александр Грин написал в Петербурге, вдохновившись Невой и романтичной незнакомкой на Невском проспекте. Возможно, повлиял и алый цвет знамён, под которыми проходила Великая Октябрьская социалистическая революция.
В этом году исполняется 100 лет со времени революции 1917 года. Наш город (Петербург – Петроград – Ленинград) называют городом трёх революций. Февральскую буржуазную и Октябрьскую социалистическую революции историки предлагают рассматривать как единый революционный процесс с 1917 по 1921 год, а весь этот период предлагают называть Великой русской революцией.
Я поинтересовался у петербуржцев и гостей нашего города, как они оценивают Великую русскую революцию: зло это или благо, или, может, необходимое зло?



Читай и смотри далее - ДОБРО И ЗЛО РЕВОЛЮЦИИCollapse )

В защиту барона Гольбаха
olgaw
В книге «Очерк про свободу воли» Питер ван Инваген обвиняет барона Гольбпхп или в неискренности, или в непоследовательности. Если бы Гольбах действительно, как он это утверждает, не верил в свободу воли, он не мог бы решить ни одного вопроса и должен был бы пребывать в состоянии ступора.
Но я думаю, что барон Гольбах мог бы возразить так.
Уважаемый коллега. Я действительно не верю в свободу воли. Но из этого никак не следует, что я должен пребывать в состоянии ступора. Если я верю в физическую возможность избрания одной из альтернатив, то чтобы это избрание могло реально состояться, я должен запустить инструмент выбора альтернативы. И такой инструмент у меня есть – это мой мозг. Я даю команду мозгу выбрать один из возможных вариантов, мозг оценивает варианты и выбирает наилучший с точки зрения имеющихся у него в момент выбора критериев, и понятно, что ни о какой свободе воли мозга и речи не может быть. А я лишь осознаю результаты его выбора как свой собственный.
И барон Гольбах будет совершенно прав, в том смысле что ни в каком ступоре он находится не то что не будет, но и не должен, если он желает, чтобы этот выбор возможного варианта состоялся. Но и я барону возражу. Он прав – мозг оценивает варианты и выбирает лучший результат, и его поведение строго детерминировано его состоянием и физическими законами его работы. Но вот какие варианты стоит оценивать, и на каком этапе эту оценку надо прекратить, перейдя к решению иных задач – это решает не мозг, а именно вы, барон. А так как вы не есть материальный объект, ваши решения не только не детерминированы ничем в материальном космосе, но и все логические рассуждения автора очерка вряд ли имеют к ним отношение. Смешно рассуждать логически в области непознаваемого. Так что свобода воли вполне может быть

Презентация первой биографии великого русского мыслителя "Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый"
dizainer
20 сентября, в 15:00 в Большом зале Международного мультимедийного пресс-центра МИА «Россия сегодня» состоится большая презентация книги «Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый» – первой биографии великого русского мыслителя.



Спикеры:

— Дмитрий КИСЕЛЁВ, генеральный директор МИА «Россия сегодня»,
— Ольга ЗИНОВЬЕВА — вдова писателя А.А.Зиновьева, сопредседатель Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня»,
— Павел ФОКИН — автор книги «Александр Зиновьев: Прометей отвергнутый»,
— Валентин ЮРКИН — генеральный директор ОАО «Молодая гвардия».

К участию в обсуждении книги приглашены: почетный член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» Валентин ФАЛИН, ректор МГУ имени М.В. Ломоносова Виктор САДОВНИЧИЙ, научный руководитель Института философии РАН, академик РАН Абдусалам ГУСЕЙНОВ, заместитель Председателя Государственной Думы РФ Сергей НЕВЕРОВ, глава Комитета по международным делам Совета Федерации РФ Константин КОСАЧЁВ, вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь АЛБИН, председатель КПРФ Геннадий ЗЮГАНОВ и многие другие известные российские и зарубежные государственные и общественные деятели, политики и дипломаты, представители отечественной и зарубежной науки, литературы и общественности.

Правила аккредитации


Физическая и интенциональная причинность (2)
Петра Котис
Физическая и интенциональная причинность (2)

Применительно к разумным существам схоласты различали несколько подвидов целевых причин: finis quo (букв. "цель, через которую": промежуточная цель, служащая средством достижения другой цели), finis cui ("букв. "цель, кому" - кому на благо: тот или то, ради чьего блага нечто делается), и finis qui (букв. "цель, которая" - которая есть объект стремления ради нее самой), цель в наиболее собственном и точном смысле. В одних случаях это уже существующая вещь, в других, и, пожалуй, чаще всего, - еще не существующая, и воздействие такой цели направлено именно на то, чтобы она обрела существование: ut fit. Именно такая, еще-не существующая цель есть квинтессенция целевой причины, а в определенном смысле квинтессенция интенциональной причинности как таковой.
Read more...Collapse )

Физическая и интенциональная причинность (1)
Петра Котис
Еще кусочек текста - про тему причинности в схоластике 17 в.

Физическая и интенциональная причинность (1)

Существует широко распространенное мнение, согласно которому аристотелевская классификация причин – их деление на материальную, формальную, производящую («ту, откуда движение») и целевую, или конечную, – оставалась чуть ли не единственной и бесспорной вплоть до окончательного вытеснения аристотелизма из науки и философии Нового времени к концу XVIII в. Наши схоластические источники дают иную картину. Read more...Collapse )

Марксизм 4
egor_23
К моему удивлению, предыдущая статья "Марксизм 3", не вызвала поток комментариев. Пришло Read more...Collapse )





М.Аркадьев Иероним Босх и трагедия средневекового сознания
arkdv
Что означают в наших монастырских двориках эти смехотворные монстры, эта ужасающая красота и прекрасное уродство?

Св. Бернард Клервоский



В своей высшей точке — у Иеронима Босха — ...адский образ запечатлевает демоническое мировоззрение, которое отличается поистине «чудовищной» внутренней последовательностью и беспредельными историческими последствиями.

Х. Зедльмайр





Босх мог быть мастером орнамента в романских и готических храмах. Живопись Босха не сюрреалистична, по крайней мере, в привычном бретоновско-элюаровском смысле. Мир Босха – космос буйного жизненного круговращения.

Если это и бессознательное (основное условие материала в сюрреалистической поэтике), то, скорее, некая предвосхищающая визуализация юнгианского «коллективного бессознательного», в отличие от окончательно отчужденного от родового единства «индивидуального» бессознательного XX века, как, скажем, у Дали.

Поэтому трагичность Босха амбивалентна. Согласно Бахтину, это подразумевает бесконечность взаимопроникновений жизни и смерти, чем и является жизнь как целостность. Жизнь ориентирована на саму себя, а не на единичные существования своих порождений. Для существа, наделенного сознанием, такая ситуация трагична.

У Дали природное бессознательно стремится вернуться к самому себе, потерянному в своей абсолютности на путях цивилизации. Но цельность природного бытия утрачена бесповоротно, и индивидуальное подсознание, замыкаясь на себе, не в состоянии выйти во всеобщее единство жизни и смерти.

«Бессознательное», с которым имеет дело Босх, еще является бытием как таковым. Это еще бытие-в-природе, а не на поверхности ее.

Гротескное тело и христианская одухотворенность – такова противоречивая внутренняя музыка босховского искусства. Здесь дана амбивалентность высшего порядка по отношению к выявленной Бахтиным амбивалентности карнавальной традиции. Босх мог быть мастером орнамента в романских и готических храмах, но он мог бы быть и их архитектором, т. к. средневековый храм – средоточие средневекового Космоса. Здесь – две встретившиеся бездны, два бытийственных абсолюта, смотрящих друг в друга.

Напряженность средневекового сознания – в ощущении непоправимо разверзнувшегося, распятого между двумя безднами мира. В этом совершенно особая трагедия его судьбы.

Встреча двух полюсов человеческого существовании – бесконечной одухотворенности и бесконечных темных глубин невычлененного из природы варварства. Отсюда идея сакральной нечистоты распятого Христа, отсюда – ее зримое воплощение в живописи младшего современника Босха Матиса Грюневальда (Нидхардта).



Позднее Средневековое зодчество в эпоху Ренессанса и Просвещения воспринималось как «готическое», варварское. Удивительным образом духовная вознесенность храма, если и замечалась, то, относилась на счет эмоционального переизбытка варварской эпохи. Трагическая, насыщенная глубинным смыслом двойственность этого искусства ускользала.

Готический орнамент – буйство природно-телесного начала, архитектоника – устремление к Божественному Свету.










Храм, как целое, воссоединил, придал трагически неустойчивое равновесие и катастрофически столкнул в едином статико-динамическом порыве два начала, не только не совместимых, но и не имеющих права существовать даже по отдельности с точки зрения классицистически непротиворечивого сознания.

Само существование Босха как живописца возможно только при неотвратимости этого противостояния. Ни одна земная культура, находящаяся на архаическом этапе своей истории, не могла создать ничего подобного, так как не могла увидеть саму себя с высоты «чужого» сознания и «чужой» духовности.

Античный мир оставил варварам, разрушившим его, бомбу замедленного действия – свои высочайшие духовные достижения, в том числе неоплатонизм и христианство. Варвары, пришедшие издалека и довершившие физическое умирание античного мира, восприняв от него христианство, сами себя распяли на «кресте» своих юных жизненных сил и чужой древней мудрости.

Для иудейской и греко-римской цивилизаций, при их встрече, появление Христа было более чем своевременно и закономерно. Но христианизация не прошедшего длительный исторический путь варварства – процесс ужасающий по своему космическому напряжению, и чреватый катастрофами. Нигде Распятие не становится таким вопиюще значимым, неотвратимо реальным символом бытия, как в Западной Европе.

Не избыв еще всю мощь варварской жизненной силы, Европа была поставлена перед пониманием всех проявлений этой силы, как абсолютно греховного и дьявольского начала. Не преодоленная жизненность и непреодолимое стремление к Божественному Свету, сталкиваясь, порождали явления массового эсхатологического психоза, который имел место и в 1000, и в 1500 годах. Следы этих психозов легли печатью на босховское мироощущение. Босх посвятил себя тяжелейшей задаче зримого воплощения этих гротескных хаотических бездн.

На центральной створке триптиха «Страшный суд» над полиморфно-метаморфическим животно-человеческим бытием, в чистом эфирном пространстве сияет первозданный свет Божественного присутствия – ясное, окруженное интенсивно распространяющимся вовне свечением, изображение Христа.





В «Возе сена», в погрязшем в смертных грехах человеческом мире, незримо присутствует Божественный Лик.



Вся символика Босха – взаимопроникновение животных и человеческих тканей. Человеко-рыбы, голова на ногах без туловища, вся расчлененная и сросшаяся телесность этого мира, все буйство материальных форм – наследие перманентно противоречивой духовной и физической жизни Европы первых 15 столетий. Бахтин, посвятивший этой традиции телесной избыточности, названной им «карнавальной», свой знаменитый труд, сконцентрировал свое внимание на проявлении ее в творчестве Рабле, т. е. там, где эта телесность вспыхивает «карнавальным» смехом, забывая о трагической устремленности к Первозданному свету.

Именно эта «забывчивость», отличает «новое» ренессансно-просветительское мироощущение от Средневекового, но у Рабле напряжение материального бытия достаточно велико и глубинно, чтобы нести еще на себе печать внутренней катастрофичности, присущей Средневековью. Этот водоворот мира может неотвратимо увлечь и растворить в себе, но уже у Бокаччо непреодолимое буйство тварно-материального макрокосма перерождается в чувственное наслаждение телом, теряя космическую мощь, и постепенно приобретая вид индивидуальной сексуальности Нового времени, отчужденной и утратившей природную целостность.

Живопись Босха космична, его космос противоречив, и противоречивость эта абсолютна, т. е. на уровне конкретного существования может разрешиться только в смерть. Вся тоска Европы по классической античной ясности, все ее стремление к стройности и непротиворечивости всегда наталкивались на это изначальное и постоянное внутреннее противоречие. То, что было «субстанциальным» для классической Греции, оказывается мимолетным и сущностно-неустойчивым для Европы, прошедшей тяжелейший искус Средневекового «чистилища». Поэтому так напряженно современен и неотвратимо проблематичен трагический космос, явленный в варварско-христианских видениях Иеронима Босха.