Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

(no subject)

Заметки о Бахтине
                                                     (полная версия статьи)

    Эти  заметки посвящены  эстетической системе Бахтина. В  основу их  положен  анализ двух его  ранних работ  и в первую очередь незавершенный, на полуслове оборванный и сохранившийся без начала текст,  известный под названием «К философии поступка»(ФП). Этот, казалось бы подготовительный, из разряда набросков текст считается  тем  не менее «концептуально-методологическим фундаментом (1) другой работы Бахтина "Автор и герой в эстетической деятельности"(АГ), оставшейся также неоконченной, но уже на эстетическую проблематику  сориентированной явно. Связана такая оценка, видимо, с тем, что как раз в ФП Бахтиным ставилась задача из числа фундаментальных - выстроить концепцию нравственной философии... Но по каким-то причинам он отказался от своего замысла( это вполне можно допустить)  и свел его к более узкой задаче - к разработке чисто эстетической системы.  Имел ли место этот отказ, а если имел, то каковы его причины?..
  Эти вопросы крайне интересны, и без ответов на них дать адекватную оценку бахтинской эстетической системе вряд ли удастся.

                          Заголовки  главок  статьи:

Ответственный поступок  -      как приобщение к истине
О-долженствование истины и единичный  как судья своего поступка
Поступок -  выход не только в единственность,  но и во всеобщность
Действие  и его содержание   -   их неслиянность-нераздельность
Ответственный поступок -    акт или все-таки процесс
Архитектоника миров поступающего сознания и  эстетическое видение
Архитектоническая разнозначность единственностей   и абсолютное себя-исключение
Принцип абсолютного себя-исключения
Абсолютизация ценностного противостояния  единичного и другого - ее издержки
Ценностное противостояние единичный- другой и христианство
Золотое и  « алмазное» правила    межчеловеческих   отношений
Крайность теоретизма и крайность индивидуализации - Бахтин и феноменология 
О феноменологии Гуссерля
От   "Философии  поступка"   к  " Автору  и  герою"
Бахтин  и  смена парадигмы в  философии
Смена  парадигмы  и    проблема «единство сознания – единство в   сознании- единство истины» 
Бахтин  и проблема « система-метод»
Художественное обобщение  и  три его условных составляющих
Бахтин  и  Коген
Единичный   образ  - как носитель     неединичных смыслов
Мир единый  и мир единственный – познание в понятиях и   познание  в образах
Дух  и душа -  единичный  и другой
Комплексное художественное обобщение  -  как альтернатива эстетико-центрированному
Художественное обобщение – как  обращение   общего  в имманентное  единичному
Упорядочение в  ритме -  как возможность   имманентизации                      общего  в  единичном 
Разделённость   бытия и долженствования –    как основа эстетико-центрированной  системы  художественного  обобщения
От эстетитизации художественного обобщения  к трансгредиентности эстетического     и эстетической редукции
Самооценка и внутренняя  другость
Классическая и неклассическпая системы    художественного обобщения
Художественное  видение и    художественное обобщение
Представление  о  событийной   реальности –  как ключ     к  пониманию   обобщения через единичное
Завершающая   оценка единичного -   как     возможность  его самосознания
О    бахтинском  расширении  над-Я-бытия   до   над-бытия
Надбытийность  и онтологизация поступка
Несколько  слов   о  крайностях
Вместо   заключения

Текст статьи здесь

Платон. Художественное познание

Художественное познание в учении Платона представляет самый низший способ познания, и для этого есть много причин. 1) Большая часть искусства является подражательной. Подражательное искусство – художник и писатель воспроизводят жизнь в своих произведениям, но делают это менее совершенно, чем сама жизнь, лишь подражая ей. При этом искусство лишь чуть-чуть касается жизни. Например, художник, рисуя сапожник, лишь немного касается его жизни, не зная существа ремесла. Подражательное искусство далеко от действительности. 2) Искусство по преимуществу вводит в заблуждение. Художники и писатели рассказывают о событиях и людях, мало что в них понимая. Художник творит призраки, знает одну лишь кажимость, а не подлинное бытие. 3) Искусство есть рассадник пороков. Трагедии нас распаляют и делают безутешными и трусливыми, заражают жалостью к самим себе через жалость к другим людям. Комедии заражают нас недостойным шутовством и ты незаметно для себя в домашних условиях становишься творцом комедий. Эротическое начало в поэзии лишает нас контроля над собой и заражает сладострастием. Изображение гнева побуждает быть гневливыми.

Замечательная критика искусства и замечательна она тем, что заставляет искать аргументы и встать на защиту искусства: 1) Искусство и правда чуть-чуть касается жизни, но оно замечает и акцентирует, усиливает, улавливает прекрасное. Платон как творец диалога "Пир" со мной бы согласился. Но похоже не творец диалога "Государство". 2) Искусство и правда мало понимает в ремесле сапожника или плотника, но оно в гораздо большей степени этически осведомлено, нежели сапожник и плотник. 3) Искусство и правда показывает чаще всего порок, причем в преувеличенном и даже болезненном виде. Зачем? В обычной жизни мы склонны себя обманывать насчет себя и своих пороков, поэтому это своего рода увеличительное стекло и крик и открытие наших глаз на собственную порочность.
Новая Русская Литература

ИСКУССТВО ВНЕ МУЗЕЕВ

Ночь музеев

18 мая во всех странах, и в России в том числе, проходит международный «День музеев». Санкт-Петербург – это музей под открытым небом. В городе около 230 различных музеев с филиалами, и количество их увеличивается. Именно в Санкт-Петербурге впервые в России были открыты публичные музеи. С 1702 года были изданы указы Императора Петра I о сборе и хранении моделей и различных редкостей. В 1714 году основан первый государственный общедоступный музей — Кунсткамера.
Я регулярно посещаю музеи за границей и в России. Недавно вновь побывал в Музее политической истории, в музее на крейсере «Аврора», в музее обороны Ленинграда, в музее современного искусства «Эрарта», в музее-усадьбе «Приютино».
Помню, как в детстве отец впервые привёл меня в Эрмитаж. С тех пор я мечтал провести ночь в Эрмитаже. Сегодня ночью с 20 на 21 мая 110 музеев и выставочных залов Петербурга откроют свои двери и будут работать всю ночь с 18:00 до 6:00.



Collapse )
Новая Русская Литература

РУССКИЙ ФИЛОСОФ КАК ХУДОЖНИК

«Русский философ – это художник», – считает доктор философских наук, профессор В.В.Савчук (мы вместе учились на подготовительном отделении Университета). 21 октября 2016 года он выступил в Русской христианской гуманитарной академии на семинаре «Русская мысль» с докладом «Русский философ как художник».



Collapse )
настоящее

Компьютерный Рембрант? Или просто инструмент человека для подделок?

Микрософтовцы сделали подделку под Рембранта, напечатав 3Д-принтером портрет "маслом" - после по-элементного разбора 346 портретов, 168+ тысяч фрагментов на них. Народ восхищается результатом. В жж это заметил Девол (3), который до этого изучал случай того, как у человека (Насобина) не удалось сделать хорошую подделку под Челлини (4). У Девола после такого возникла идея, что компы уже заменяют человека даже в творчестве, а потому "люди больше не нужны".

Я же полагаю, что пока такого не случилось. Что в создании подделки под Рембранта компьютер не занимался самостоятельным творчеством, а был лишь изощрённым инструментом для творчества людей.

На мой взгляд что-то прорывное с реальным компьютерным творчеством может случиться при создании квантовых компьютеров (мощных, а не таких, как сейчас - с единицами кубитов). Кроме того, что будет сломана стойкая криптография, появится реальная возможность не симулировать творчество подделками, а моделировать сам процесс творчества.

Я представляю творческий процесс примерно так:
Collapse )

Collapse )
  • Current Mood
    Россия, возродись!
  • tbv

Перефразируя Витгенштейна

Оригинал взят у tbv в Не могу молчать

Есть какая-то странная логика в том, что взрослые стараются оградить детей от информации как раз о том, как появляются дети. Понятно, фиг их оградишь, я не об этом.

Думаю, папа Карло испытывал такое же стеснение в присутствии Буратино, когда из ящика с инструментами внезапно вываливался рубанок. Хотя в самом по себе рубанке нет ничего неприличного и предосудительного.

Если бы картины (скажем, портреты) оживали и начинали говорить, художники с удовольствием трепались с ними обо всем на свете - кроме того, как возник замысел этого шедевра. Об этом можно поговорить с кем-то другим, а с самим шедевром можно обсудить любые другие темы - но не эту.

Тут проходит некий универсальный шов сознания, о котором мне даже стремно говорить. Если очень шепотом: природа наша двойственна, если все не наделенное сознанием можно рассматривать как «вещи», «объекты», то мы и другие осознающие себя субъекты как бы зачерпываем что-то от другого мира, составляя такую ходячую амальгаму из двух разных природ.

Например, мы говорим «мое тело». И хуже того - «мой мозг». Это кто же такой этот «я», если ему этот мозг, это «я» порождающий, в результате и принадлежит? Но мы говорим правильно, язык тут умнее нас и нашей рациональной (то есть примитивной и ограниченной) логики.

Соединение «вещи» с «я» (то есть появление нового мыслящего сознания) - это нечто настолько глубоко интимное (не для нас, для вселенной, ну и для нас тоже), что наш язык тут дает сбой. Так и останется Буратино во мраке неведения насчет того, какие неожиданные применения бывают у рубанка.

  • arkdv

М.Аркадьев Иероним Босх и трагедия средневекового сознания

Что означают в наших монастырских двориках эти смехотворные монстры, эта ужасающая красота и прекрасное уродство?

Св. Бернард Клервоский



В своей высшей точке — у Иеронима Босха — ...адский образ запечатлевает демоническое мировоззрение, которое отличается поистине «чудовищной» внутренней последовательностью и беспредельными историческими последствиями.

Х. Зедльмайр





Босх мог быть мастером орнамента в романских и готических храмах. Живопись Босха не сюрреалистична, по крайней мере, в привычном бретоновско-элюаровском смысле. Мир Босха – космос буйного жизненного круговращения.

Если это и бессознательное (основное условие материала в сюрреалистической поэтике), то, скорее, некая предвосхищающая визуализация юнгианского «коллективного бессознательного», в отличие от окончательно отчужденного от родового единства «индивидуального» бессознательного XX века, как, скажем, у Дали.

Поэтому трагичность Босха амбивалентна. Согласно Бахтину, это подразумевает бесконечность взаимопроникновений жизни и смерти, чем и является жизнь как целостность. Жизнь ориентирована на саму себя, а не на единичные существования своих порождений. Для существа, наделенного сознанием, такая ситуация трагична.

У Дали природное бессознательно стремится вернуться к самому себе, потерянному в своей абсолютности на путях цивилизации. Но цельность природного бытия утрачена бесповоротно, и индивидуальное подсознание, замыкаясь на себе, не в состоянии выйти во всеобщее единство жизни и смерти.

«Бессознательное», с которым имеет дело Босх, еще является бытием как таковым. Это еще бытие-в-природе, а не на поверхности ее.

Гротескное тело и христианская одухотворенность – такова противоречивая внутренняя музыка босховского искусства. Здесь дана амбивалентность высшего порядка по отношению к выявленной Бахтиным амбивалентности карнавальной традиции. Босх мог быть мастером орнамента в романских и готических храмах, но он мог бы быть и их архитектором, т. к. средневековый храм – средоточие средневекового Космоса. Здесь – две встретившиеся бездны, два бытийственных абсолюта, смотрящих друг в друга.

Напряженность средневекового сознания – в ощущении непоправимо разверзнувшегося, распятого между двумя безднами мира. В этом совершенно особая трагедия его судьбы.

Встреча двух полюсов человеческого существовании – бесконечной одухотворенности и бесконечных темных глубин невычлененного из природы варварства. Отсюда идея сакральной нечистоты распятого Христа, отсюда – ее зримое воплощение в живописи младшего современника Босха Матиса Грюневальда (Нидхардта).



Позднее Средневековое зодчество в эпоху Ренессанса и Просвещения воспринималось как «готическое», варварское. Удивительным образом духовная вознесенность храма, если и замечалась, то, относилась на счет эмоционального переизбытка варварской эпохи. Трагическая, насыщенная глубинным смыслом двойственность этого искусства ускользала.

Готический орнамент – буйство природно-телесного начала, архитектоника – устремление к Божественному Свету.










Храм, как целое, воссоединил, придал трагически неустойчивое равновесие и катастрофически столкнул в едином статико-динамическом порыве два начала, не только не совместимых, но и не имеющих права существовать даже по отдельности с точки зрения классицистически непротиворечивого сознания.

Само существование Босха как живописца возможно только при неотвратимости этого противостояния. Ни одна земная культура, находящаяся на архаическом этапе своей истории, не могла создать ничего подобного, так как не могла увидеть саму себя с высоты «чужого» сознания и «чужой» духовности.

Античный мир оставил варварам, разрушившим его, бомбу замедленного действия – свои высочайшие духовные достижения, в том числе неоплатонизм и христианство. Варвары, пришедшие издалека и довершившие физическое умирание античного мира, восприняв от него христианство, сами себя распяли на «кресте» своих юных жизненных сил и чужой древней мудрости.

Для иудейской и греко-римской цивилизаций, при их встрече, появление Христа было более чем своевременно и закономерно. Но христианизация не прошедшего длительный исторический путь варварства – процесс ужасающий по своему космическому напряжению, и чреватый катастрофами. Нигде Распятие не становится таким вопиюще значимым, неотвратимо реальным символом бытия, как в Западной Европе.

Не избыв еще всю мощь варварской жизненной силы, Европа была поставлена перед пониманием всех проявлений этой силы, как абсолютно греховного и дьявольского начала. Не преодоленная жизненность и непреодолимое стремление к Божественному Свету, сталкиваясь, порождали явления массового эсхатологического психоза, который имел место и в 1000, и в 1500 годах. Следы этих психозов легли печатью на босховское мироощущение. Босх посвятил себя тяжелейшей задаче зримого воплощения этих гротескных хаотических бездн.

На центральной створке триптиха «Страшный суд» над полиморфно-метаморфическим животно-человеческим бытием, в чистом эфирном пространстве сияет первозданный свет Божественного присутствия – ясное, окруженное интенсивно распространяющимся вовне свечением, изображение Христа.





В «Возе сена», в погрязшем в смертных грехах человеческом мире, незримо присутствует Божественный Лик.



Вся символика Босха – взаимопроникновение животных и человеческих тканей. Человеко-рыбы, голова на ногах без туловища, вся расчлененная и сросшаяся телесность этого мира, все буйство материальных форм – наследие перманентно противоречивой духовной и физической жизни Европы первых 15 столетий. Бахтин, посвятивший этой традиции телесной избыточности, названной им «карнавальной», свой знаменитый труд, сконцентрировал свое внимание на проявлении ее в творчестве Рабле, т. е. там, где эта телесность вспыхивает «карнавальным» смехом, забывая о трагической устремленности к Первозданному свету.

Именно эта «забывчивость», отличает «новое» ренессансно-просветительское мироощущение от Средневекового, но у Рабле напряжение материального бытия достаточно велико и глубинно, чтобы нести еще на себе печать внутренней катастрофичности, присущей Средневековью. Этот водоворот мира может неотвратимо увлечь и растворить в себе, но уже у Бокаччо непреодолимое буйство тварно-материального макрокосма перерождается в чувственное наслаждение телом, теряя космическую мощь, и постепенно приобретая вид индивидуальной сексуальности Нового времени, отчужденной и утратившей природную целостность.

Живопись Босха космична, его космос противоречив, и противоречивость эта абсолютна, т. е. на уровне конкретного существования может разрешиться только в смерть. Вся тоска Европы по классической античной ясности, все ее стремление к стройности и непротиворечивости всегда наталкивались на это изначальное и постоянное внутреннее противоречие. То, что было «субстанциальным» для классической Греции, оказывается мимолетным и сущностно-неустойчивым для Европы, прошедшей тяжелейший искус Средневекового «чистилища». Поэтому так напряженно современен и неотвратимо проблематичен трагический космос, явленный в варварско-христианских видениях Иеронима Босха.

Истеризация дискурса: Цепь означающих и референт...

Оригинал взят у 2013ivan в Истеризация дискурса: Цепь означающих и референт...


Совсем молоденькая девушка (Х. Арендт) пишет письмо-рассказ «Тени» Хайдеггеру.

Письмо удивительное, ибо в нём она здесь интуитивно высказывает свой страх и опасения перед учителем и возлюбленным, лишь слегка камуфлируя всё в философскую терминологию.

Главные понятия здесь «страх», «тоска», «добыча», «властолюбие», «существование чудовищного», «одичавшее», «безнадежное» и, наконец, «разнузданность».

Уже этот глоссарий многое говорит прежде всего о самом Хайдеггере.
Вот сам фрагмент: «Страх овладел ею, как прежде тоска, и снова не какой-то определенный страх перед, как всегда, определенным «что», а страх перед бытием (Dasein) вообще.

Она познала его раньше, как познала многое.

Теперь она стала его добычей.

Collapse )

Новая Русская Литература

ФИЛОСОФИЯ ТВОРЧЕСТВА КАК ПРЕСТУПЛЕНИЯ

Книга Гилинского Творчество_1

10 ноября 2014 года я был в Эрмитаже на научной конференции «Территория свободы». Конференция была приурочена к 50-летию выставки «Такелажников» в Эрмитаже, 40-летию выставки неофициального искусства в ДК им. И.И.Газа и 25-летию Арт-центра «Пушкинская-10»/Товарищество «Свободная культура».
Цель конференции — через историю нонконформистского движения в городе на Неве показать важность сохранения в искусстве инстинкта свободы.
Я помню общественный резонанс по поводу выставки в ДК им. И.И.Газа и помню выставку в ДК «Невский» в 1975 году. Это был глоток свободы!
Творчество всегда было территорией свободы человеческого духа. Художники отстаивают право на инакомыслие, право быть собой. Все они обладают инстинктом свободы. В СССР некоторые за своё свободолюбивое творчество были привлечены к уголовной ответственности. Например, художник Юлий Рыбаков отсидел 6 лет. Теперь он президент «Арт-центра «Пушкинская-10», депутат Госдумы РФ.
Я поинтересовался у самих художников, как они понимают, почему творчество часто преступление.



Collapse )

Живописный тест Тьюринга.

20140727_4_1«Художественные» алгоритмы позволяют компьютеру самостоятельно создавать новые произведения искусства


«Группа исследователей из университета Нагои, Япония, возглавляемая Ясухиро Судзуки (Yasuhiro Suzuki), разработала компьютерные алгоритмы, при помощи которых компьютеры обретают способность самостоятельного творения произведений художественного искусства. В основу этих алгоритмов легла закодированная исследователями последовательность исторического перехода от одного вида или направления изобразительного искусства к другому.

«Картины, которые создает наша программа, получаются путем комбинирования масштабирования, вращения, наложения и множества других приемов, использовавшихся во все времена в изобразительном искусстве» — рассказывает Ясухиро Судзуки, — «Принцип работы нашей программы весьма напоминает процесс биологического развития, благодаря которому некоторые черты родителей передаются их детям».

Collapse )