i_delyagin (i_delyagin) wrote in ru_philosophy,
i_delyagin
i_delyagin
ru_philosophy

Categories:

Бананы. Онтология и политика.

Бананы. Онтология и политика.

Советские граждане любили бананы. Можно сказать, даже не по уму любили. Конечно, с первого взгляда нельзя ничего дурного найти в том, что советские граждане склонны были полакомиться. А кто не любит сладко поесть? Бананы и вправду, на вкус многих, вполне любопытное кушание. Сладенькое, с каким-то ароматом, необычное. Кому-то может даже и навевает мысли о странах, в которых он никогда не был, да и не побывает. Желтые, иногда зеленые, тогда их оставляли пожелеть, они были милы сердцу многих. Кто не вспомнит банан, в том его состоянии, когда он дойдет до готовности. Желтый, с маленькими темными пятнышками, с наклеечкой. На наклейке была отпечатана фигурка тропическо-фруктовой красотки Чикуиты (Chiquita). Банан определенно обещал одни удовольствия – сладкий и необычный, он содержал в себе целый океан намеков на желанные радости, пусть хотя бы отчасти и воображаемые. Экзотика, тропики, вечно танцующие женщины с фруктами на головах, веселая и беззаботная жизнь, только ее и только ее обещал банан. Пожалуйста, остановитесь читать и вспомните эти бананы. До чего они были хороши – я тоже любил их вместе с вами. Прошу вас, не спешите, вспомните еще раз эти милые времена и эти маленькие радости.



Я покупал с тех пор много раз бананы, но того удовлетворения уже более не испытывал. Скажите, разве с вами не так? Неужели никто, кто еще был дитем в те времена, не отклеивал с банана, движимый любопытством ребенка, ту замечательную наклейку? Ну вспомните еще раз, прошу вас. Это стоит того. Никогда нам больше съесть такого банана. Кое-что изменилось*.

Банан противостоял реальности и содержал в себе помимо гастрономических удовольствий, не таких уж феерических, хитро спрятанный, но все же такой доступный фантастический мир сладких плодов, страстей и великого прощения от обыденных забот. И всего-то было нужно – купить и съесть банан. Беда в том, что фантазии, как и им положено, развеивались всякий раз, когда гражданину приходилось обращать внимание на действительность. Ряд товарищей не выдержал такого состояния и тягостное невротическое состояние раздвоенности разрешилось классической парадоксальной реакцией. Вывод последовал незамедлительно, советская власть (читай, реальный мир, так досадно себя навязывавший) оказалась проклята еще и за бананы, вернее, за очереди за ними. В определенном смысле в причиной этой реакции было и еще кое-что, каково это было не получать удовлетворения голоду нетелесному? Если мы сможем извлечь полезный урок из происшедшего, то мы будем должны признать право за человеком на подлинную трагедию. Человек, освободившийся от бремени трагедии, будет подчинен страстям и еще кое-чему похуже.

Впрочем, здесь дело не только в страстях. Скорее, дело здесь масштабнее. Я рискну сразу поднять градус проблемы, если понимаете мой юмор. Перечитайте еще раз Книгу Бытия. Определенно, тот плод первого сада был сладок, а сейчас какие-то искусители догадались, как заменить вечную нужду человека в нем. Пришло время и пришел банан, великий банан. Это гениальное изобретение. Оно удовлетворяло совершенно противоположные стремления. С одной стороны, давалась возможность вкусить запретного плода, а с другой, как бы это не было несообразно, следствием из этого являлось, хотя бы и иллюзорное, возвращение в цветущий сад, в существовании которого не сомневается часть каждого из нас, хотя бы и раз в неделю, утром в понедельник. Надо решительно сказать, что совершенно неслучайно это изобретение, цена которому выше атома и колеса, сделано на Западе. Культурные антропологи толково описали, что одним из следствий проклятия Запада является его желание сладкого (см. Сахлинса). Как уже сказано, банан был изобретением, Запад ждал и готовил его, открытые острова для него были «райскими», птицу он назвал «райской», а тропические фрукты стали его тайной.

Для того, чтобы, понять происходящее, мы все время должны заглядывать в прошлое. На этот раз от древнейших повествований о еще более древних событиях, о начале дней, мы должны перейти к событиям не столь давним.

В какое-то время Запад оказался лишенным спасительных покровов христианства. Эта трагедия неплохо исследована самим Западом, а результаты этих исследований уже нашли себе творческое применение. В качестве интересного западного автора, изъяснившего суть и характер этой трагедии, можно назвать Фромма.

Традиционные общества практически всегда имели в запасе нечто, что предохраняло их, и отдельно взятых членов, от соприкосновения с деструктивным. Дело повернулось так, что Запад более не владеет этим драгоценным даром. На место общежития пришел рынок, на место запрета убийства - заповедь о конкуренции, человек стал безликим атомом, святыни оказались заменены соответственными идолами. Соответственными, потому что в обществе, испытывающим ничем не одолеваемую тягу к разрушению, в обществе, в котором человеку не суждено иметь свое лицо (см. разбор вопроса у Фромма), такие идолы также оказались беспредметны, неосязаемы, безлики, но они выразили тайную и дикую мечту разрушителя об обладании Эдемским садом с его плодами и неотличном от владения разрушении – порядок жизни сада, его космогония должен быть уничтожен через переступление запрета о плоде.

Боюсь, я должен сделать отступление. К сожалению, мне приходится описывать проблему способом, отличном от привычного. Это само по себе составляет проблему. Однако, характер вещей, о которых приходится говорить, обуславливает описание, хотя оно и может вызвать сопротивление. Чтобы все же установить некий общий путь к возможности обсуждения проблемы, я хотел бы указать, существо катастрофы, изложенное выше, давно разобрано в отличной академической литературе. Фромм, Сахлинс - ученые с мировым именем, их работы получили признание, а некоторые результаты и применение, порой неумеренное. Я не настаиваю на описании и разрешении задачи на религиозном языке. Собственно, я надеюсь, что вы поймете, что несмотря на внешнюю соблазнительность не стоит идти по пути упрощения того, что сказано выше, и приписывать мне метафизическое изъяснение проблемы в этом тексте. Это не означает, что я мог бы отказаться от такой попытки, но именно вышесказанное укладывается в традицию западной гуманитарной мысли.

Рассматривая прошедшее и все более продвигаясь к нашему времени, мы обнаруживаем все более отчетливые намеки на интересующий нас ответ. Конечно же, средство к реализации самых коренных желаний Запада оказалось там, где и обнаруживает себя Запад, в месте концентрации и напряжения его экономической, политической, даже военной власти и силы. Товарный знак Чикуита принадлежит могущественной корпорации.

Кажущиеся невинными бананы на самом деле утонченный продукт. Это культурный и рыночный феномен. Банан Чикуита, западный банан, на самом деле имеет такое же отношение к банану, как мыльный пузырь, выдутый ребенком, относится к мощи индустрии авиастроения. Только одних марок с Чикуитой потребовалось 2,5 млрд. штук в год, а чего стоило их наклеить на бананы! За этим стоят и колоссальные финансы, чего стоит это оплатить, колоссальные натуральные резервы, чего стоило напечатать марки, великая хитрость и изобретательность, выдумка о марках была тонким ходом тертого дельца и таланта в своей области, а для того, чтобы обеспечить их наклейку, пришлось объявить конкурс и ждать, пока не нашелся изобретатель-самородок, предложивший решение.

Только по недомыслию продолжают именовать это бананом. Природный банан, тот действительно банан. Но вот это – отдельный искусственный продукт. Его стоило бы называть особенным словом, но еще нет гения, который бы подсказал нам его, а заблуждение, порождаемое привычным словоупотреблением, губительно. По недоразумению люди продолжают говорить, что они едят бананы. Это, признаться, глупость. Это все равно, что сказать, я ем корову. Принято говорить о говядине, жарком, бифштексе (особое слово beef). Тот, кто говорит, что он ест корову, либо ребенок, еще не освоившийся с языком, либо взрослый, не освоившийся с манерами, либо, если он говорит правду, подонок, которому не место среди людей. К сожалению, люди слабо понимают, что на миллионы единицы, едят бананы, эти одиночки также разительно отличаются от массы, как отличаются от большинства те, которые едят корову. Вы едите не банан, вы едите это. Все различие между людьми заключается в том, что у некоторых этого побольше, а у других поменьше и сколько-то от банана еще осталось. Но решительно, тех, которые едят банан, их мало.

Причины, история и распространение товарного знака Чикуита проливает свет на многое, прямо имеющее отношение ко всему вышесказанному.

Как уже было сказано, товарный знак Чикуита принадлежит большой копорации. В то время, когда товарный знак был создан, она называлась Юнайтед Фрут. Этот товарный знак был создан не по случайности и не по прихоти. Эта корпорация была** кровавой и ужасной организацией, творившей множество преступлений по всему миру. Убийства, массовые убийства, политические убийства, политические заговоры, разорение земель местных крестьян, опустошение целых стран, марионеточные режимы, войны, наемничество, это все о ней – об истинной создательнице сладкого плода. Дошло до того, что деятельность организации стала в буквальном смысле притчей во языцах, «банановая республика», вот что порешили народы об итогах работы корпорации. Средство господства – язык, до того подчиненный без какого-либо исключения сильным мирам сего, был обращен против них. Это оказалось прямой угрозой до того неоспариваемому могуществу. Продажи упали. Вызов был брошен. И был принят. Ответ поражает своим неистовством. Может, кто-то предпочитает говорить о происшедшем успокоительно, шелестя словами о рынках и прищелкивая языком о цифрах продаж и прибылях, но это маскировка. Главное заключалось в угрозе власти, а власть бывает и экономическая. Левиафан пошел в атаку, его было не остановить.

Технически все было сделано следующим образом. Был придуман образ сексуальной певицы Чикуиты, написана «ее» песенка. «Юнайтед Фрут» постаралась внедрить эту песенку в сознание людей, обязав всех музыкантов, которых финансировала, постоянно исполнять ее на радио. Радиослушатели ознакомились с песней в различном исполнении: кто только ее не пел - Фред Аллен, Алек Темплинтон, Артур Фидлер, Берт Лар, сестры Кинг, Ксавьер Кугат, Чарли Маккартни… Кармен Миранда. В самый разгар рекламной кампании песенку исполняли до 276 раз за один день по всей стране. Ее записали на пластинку на фирме грамзаписи Рея Блох (Ray Bloch) и сестер Кинг (King Sisters) и гоняли на всех музыкальных автоматах. Чикуита Банана захватила воображение публики, все жаждали увидеть ее воочию. "Юнайтед Фрут" обратилась к художнику-шаржисту Дику Брауну (Dik Browne)… Он изобразил Чикуиту в виде бананчика в пышной юбочке, в блузке с рукавами-фонариками и в шляпке, украшенной фруктами... Банановая красавица стала появляться в журнальной рекламе, а потом в восьмидесятисекундном мультиролике. Этот мультик показывали в 850 кинотеатрах по всей Америке». // Минго Джек «Как компании стали великими – истории о бизнесе и торговле». Потом дошло и до наклейки марок на бананы. И это тоже было титаническим предприятием, немногим выше об этом достаточно сказано. Кто мог выдержать такой удар сокрушительной силы? И люди стали охотно покупать бананы, про преступные занятия «Юнайтед Фрут» все позабыли. Эта беспримерная атака теперь считается классической кампанией, она и ее результаты изучаются прилежно. Успехи развиваются. Любопытствующие могут обратиться к процитированной работе Минго.

Здесь необходимо сделать отступление. Вы вправе задаться вопросом, какое все это имеет отношение к советскому гражданину, к промыванию головы которого «Юнайтед Фрут» не была допущена. Самое, надо сказать, прямое. История с Левиафаном, изуродовавшим язык и головы людей, это частный пример реальности, в которой человек недопустимо унижен, от героя трагедии его положение сведено к неназываемому рабству. Там уже недоступны спасительные средства мифов и религии. Проклятие, породившее соблазн сладости, коснулось всех на Западе и разница лишь в том, кого насколько. Там живут Левиафаны. Банановая война с собственным населением на Западе оказалась возможна в итоге именно потому, что условия для нее и сами ее средства были созданы роковым образом. Сама по себе банановая война является органической частью того, чем является и что создает Запад.

С русскими катастрофы, подобной западной, долго не происходило, они вплоть до самого начала 20го века жили общиной и держались православия. Роковые перемены урбанистической модернизации произошли совсем недавно, каких-то пятьдесят с небольшим лет назад, но все же они случились. Русский человек все еще сохранял много из того, чему был научен православием, не по форме, но по внутреннему содержанию, но поддержки в новых условиях ему получить уже было неоткуда. Права на трагедию, как это ни иронично, русского лишила мечта героя трагедии, мечта о счастье. Коммунизм не признавал за каждым и за человечеством трагедию. Поэтому шли те же процессы, конечно, не так активно, и не такие, как а Западе, но их прикровенность не должна путать, силы в них было достаточно.

Фромм говорит об иррациональном страхе как о генеральном условии создания экономического порядка Запада. С этим нужно согласиться. Но этот же страх является порождением отсутствия того, чем ранее владел Запад. Можно также говорить, что в своей бурной экономической жизни Запад обречен подбирать замену отсутствующему гаранту спокойствия и никогда не найти ее. Если вспомнить объяснения Фромма, то в качестве примера можно сказать, что Запад перебирает все, приходящееся ему под руку, также, как лихорадочно теребит в руках бумажку с накорябанным мнимым ответом неподготовленный студент на экзамене. Запад в своем лишении боится, боится и студент, настолько, что и себе не признается, самое большое, что он скажет о себе, я нервничал. Можно сказать, что студент испытывает потребность в реально ему недоступном, также и Запад стремится к отсутствующему. Вернее, Запад мучается вечным голодом.

Беспредметность Запада породила такие же беспредметный образ общественного жительства. Манипуляция – вот имя кампании Чикуиты. Манипуляция беспредметна. Ее суть в создании беспредметности. Внимание фиксируется на мнимости, в то время как манипулятор производит подлинные действия.

Голод западного образца пришел к русским во второй половине 20го века. Есть авторы, которые предпочитают говорить о голоде на образы. Но в таком изъяснении есть существенный недостаток, хотя он точно описывает часть проблемы. Справедливо то, что городской житель вне природы, в заключении стен, которые стали ему одеждой, страдает от депривации. Проблема же заключается в том, что упускается из виду самостоятельная причина создания голода на образы. Там, где не оказывается бытийного, подлинного напряжения жизни, признания трагедии, там будет и голод на образы, как голод лишенных незаменимого. Советских граждан сгубило то, что за ними не признали права на трагедию. Советское общество ритуально следовало тому, что условно можно назвать материализмом, а поставить конечный вопрос о ценности жизни и человека, проверяемой смертью, в таких условиях было невозможно. Сама возможность постановки этого вопроса была исключена. Несмотря на явную неудовлетворительность, главное обещание человеку давалось здесь и сейчас. Кроме того, умышленно блокировали знание об устройстве отечественного и западного общества, а особенно не дали развить знание о средствах господства в западном обществе и противодействии им. В условиях, когда прежние ресурсы оказывались недоступны, идеология исключала обращение к ним, а новые средств не были разработаны, советское общество быстро стало жертвой. Поэтому пришла пора жизни в мире с безликими идолами пустоты, покоренным языком, обществом, принципом существования которого стало моление пустоте - манипуляция, Левиафанами и их хозяевами. Стоит заметить, что в бывшей «Юнайтед Фрутс» имеет свой большой интерес аристократическая семья – Буши.

* этим указанием пока и ограничимся
** как это описано в имеющихся источниках

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments