Философское сообщество ЖЖ

Previous Entry Share Next Entry
Побывала сегодня на лекции Александра Дугина в МГУ
orgina wrote in ru_philosophy

Тезис А.Д. Распространенной является точка зрения о том, что эпоха модерна (то бишь современности) стала логическим и неизбежным продолжением премодерна (традиционного общества), следующей стадией, ступенькой развития человеческого общества - взрослением человечества, его переходом из детства в зрелость. Дугин с этим категорически не согласен. Для него премодерн и модерн - отдельные самостоятельные парадигмы и применять к ним сравнительные характеристики - выше, умнее, сильнее, свободнее, богаче, лучше, развитее - некорректно и недопустимо вобще, поскольку каждая из них находится в собственной системе координат, которые никак не коррелируют с другой. И то, что модерн появился и вытеснил премодерн, является по сути случайной загогулиной истории.

Мои соображения Соглашаясь с тем, что премодерн и модерн существуют в разных системах координат и их сравнение по сути, действительно, является некорректным, полагаю, что говорить о самостоятельности и отдельности этих парадигм не верно. Причем именно по отношению к модерну.

Парадигма премодерна действительно самостоятельна и самодостаточна. Возможно и у нее есть предтеча, но нам он неизвестен, поскольку если таковой и был, он отстоит от нас чуть ли не на десяток тысячелетий. А вот с модерном все гораздо сложнее. На протяжении всей лекции А.Д. неустанно повторял, что модерн родился, развивался, жил, противостоя премодерну. Парадигма модерна тотальна нигилистична: это отрицание всего, что связано с премодерном, прежде всего осевой структуры традиционного общества - религии.

Но банальная психологическая истина гласит: любое отрицание является, по сути, продолжением того, что отрицается. Модерн возник как противопоставление премодерну, при этом он смог создать блистательную, мощную, агрессивную альтернативу, которая в итоге уничтожила Традицию. Но при этом модерн так и остался запертым в этой системе координат, где все его существование оправдывалось только одним - борьбой с прошлым. В итоге он начал сам разрушаться, когда его задача оказалась выполнена. Собственно А.Д. это и отметил, что агония модерна, которую мы наблюдаем, видимо, не в последнюю очередь связана с исчерпанностью его изначально заложенной задачи - премодерн ныне представлен крохотными размытыми островками, которые никак не меняют того факта, что Традиция умерла.

И теперь на сцену выходит постмодерн, про который нельзя сказать ничего внятного. Очевидно, что это новая парадигма, но каково ее содержание не может сказать никто. Есть только весьма расплывчатые характеристики ее формы: фрагментарность, смешение (фьюжн - если использовать современный сленг), ироничность и проч.

Так вот, если вернуться к отношениям премодерна и модерна, я подумала, что в парадигме модерна отношение к премодерну как к детству человечества, из которого оно должно было неизбежно вырасти, вполне естественно. Особенно естественно, учитывая, как лестность подобного утверждения для модерна, так и линейность восприятия времени в современном обществе: раньше/позже - младше/старше - глупее/умнее - хуже/лучше. Но если посмотреть на ситуацию слегка со стороны, оставаясь в рамках парадигмы модерна, ситуация слегка меняется.

Итак, имели место многие тысячелетия состояния премодерна, затем произошло возникновение и развитие агрессивной альтернативы, которая за четыреста лет собственной истории пришла к собственной естественной (а не насильственной, как с премодерном) смерти. По-моему, это напоминает не зрелость, а юношеский бунт, подростковый переходный период, сопровождающийся ниспроверганием основов и свержением старых идолов.

Однако я почти сразу поняла, что эта моя аналогия не верна: юношеский бунт - он исключительно деструктивен, а никак не созидателен. Модерн же оказался феноменально... креативен (Господи, прости - другого слова никак подобрать не могла). Он уничтожил старый мир, но создал на его обломках собственный совершенно уникальный мир.

Но стоило мне отбросить эту анологию, как в голову пришла другая - гораздо более точная. Премодерн-модерн-постмодерн связаны между собой не как разные возраста одной жизни, а как разные поколения одной семьи. И вот тут все становится на свои места. Нет, конечно, можно сравнить отца, который истово верил в коммунизм и жизнь положил на его строительство в отдельно взятой стране, и сына, который успешно приватизировал нефтяную компанию, когда коммунистический эксперимент провалился. Только вот сравнение это явно дурно пахнет. И точно также дурно пахнет сравнение парадигм премодерна и модерна.

В этой связи остается открытым только один вопрос, а что из себя будет представлять внучок деда-коммуниста и сынок папы-олигарха? Судя по пессимистическим замечаниям А.Д., с высокой вероятностью будет он проёривать духовное наследство деда и вполне себе материальное наследство отца в Куршевеле и местах попроще.

Тезис А.Д. Обе существовавшие до сих пор парадигмы имели ту стержневую основу, на которой держалось абсолютно все. В премодерне это была религия, а в модерне - философия. Проблема в том, что в парадигме постмодерна невозможно, во всяком случае пока, выделить этот краеугольный камень. Религия мертва, философия тоже (собственно сегодняшняя лекция была посвящена смерти философии). Что придет им на смену?

Мои соображения Если изложить мысль А.Д. еще проще, то можно сказать, что в эпоху премодерна над человеком довлел Бог (миф), а в эпоху модерна - разум. В Традиции все действия были детерминированы сверху божественными заповедями и предприсаниями. Современность заявила, что она освободила человека от глупых предрассудков, но в реальности взамен их она поставила не менее строгого стража - собственный разум человека. Если раньше человек, совершая любой самый обыденный поступок, одновременно делал выбор между адским пламенен и райскими кущами, то теперь мы сами щелкаем мозгами, а критерий у мозга только один: эффективность, успешность.

Так собственно у меня появилась идея: а может быть принципиальная особенность постмодерна как раз и заключается в отсутствии какого-либо стержня, абсолютного судьи, краеугольного камня. Человечество устало от того, что над ним всегда что-то довлеет - и не важно божественные это заповеди или собственный разум. Человечеству захотелось тотальной свободы, отсутствия всякого контроля, пожить "без царя в голове". На лекции А.Д. отдельно затронул "культуру фриков", которая становится приметой времени и является явным признаком постмодерна. И это тоже вполне укладывается в мою идею. Правда, тогда становится актуальным вопрос: а переживет ли вообще человечество эпоху постмодерна?

  • 1
почему говорливым сумасшедшим дают читать лекици в университете, а на подвижных - надевают смирительные рубашки и прячут от общества...

а "подвижные" для Вас - это кто, например?

Да мало ли всяких мальчиков (с)

Кататонический синдром - состояние психического расстройства с преобладанием нарушений двигательной деятельности. Кататония - синдром шизофрении и психозов, возникающих в результате интоксикации, инфекций или органического поражения головного мозга. Различают две взаимно сменяющиеся формы, в т.ч. возбуждение. Конец цитаты.

Обычная дугинская Абсолютная Смородина.

а знаете, стержень есть - это золотой телец, изрыгающий потоки семени по телекоммуникационным сетям

- Но банальная психологическая истина гласит: любое отрицание является, по сути, продолжением того, что отрицается

в каком смысле приватизация является продолжением коммунистического эксперимента? Что за истина такая, и в каком смысле одно продолжает другое, если Дугин (а вего лице вся колонна интеллектуалов традиции) вам, вроде бы, ответил, что даже время меняется при переходе? В его дискурсе человек един лишь как биологическая единица, и то, до определенной степени.

не БОЙСЯ, не ВЕРЬ, не ДЕЛАЙ, не ЧИТАЙ, не СПИ, не БОГ, не НАУКА, не ЛЮБОВЬ

Особенность человеческой психики - при такой формулировке она выпускает приставку "не" и фиксирует содержательную часть. В этом смысле модерн - это не-ПРЕМОДЕРН и неразрывно связан со своим предшественником. Другое дело, что модерн смог отойти от просто отрицания и предложить альтернативу, которая, действительно, оказалась целостной в своей полноте.

Что касается ответа Дугина, который вы упомянули, то он показался мне не слишком убедительным. Какой-то феномен там безусловно есть, но имеющиеся объяснения кажутся мне не удовлетворительными.

про приставку - понятно, только не все же так грубо было.
разница в акцентах. вы подчеркиваете значение точки отсчета модерна, дугин - его внутреннюю логику, его приобретенные закономерности, притом что сам повторяет о безбрежности традиции (со временем он стал больше напирать на фатальность модернового времени на традицию). вместо религии ведь не говорили не-религия, а говорили - философия, отрицание религии не просто подразумевалось - она замещалась, как вы заметили, отсюда и этос модерна как состоявшегося нигилизма. Модель человеческого возраста не работает, здесь на порядок радикальнее смены времен, в модерне говорили не "наш старый мир и юный мир древних", а напротив - "наш новый мир, и тот старый мир" - и в наступающем постмодерне культ же не старенькому или зрелому, а новенькому

  • 1
?

Log in

No account? Create an account