December 14th, 2010

Политическая философия Реформации: французские тираноборцы

Человек, изучающий историю политической философии и, в целом, историю политических идей, находится сегодня в непростом положении: на русском языке практически отсутствует добротная обзорная литература по соответствующей проблематике. Классическая советская историография морально устарела и очень не полна в сравнении с зарубежными аналогами; ее информативность ниже на порядок. Современная литература, охватывающая большие временные отрезки, представлена исключительно учебниками, среди которых есть и работы средненького (по убогим российским меркам) качества, например, учебники Мухаева, и откровенная низкосортная литература (напр. О.Э. Лейст) и сравнительно неплохие по информативности вещи (Графский, Нерсесянц). Но даже лучшие из них (например, учебник Чанышева) не идут ни в какое сравнение с уровнем, который для западной историографией является нормой.
Из поля зрения отечественной литературы выпадают целые пласты, которые представлены в упомянутых работах виде списка имен, ничего не говорящих ни читателю, ни, в ряде случаев, самому автору. Стандартная формулировка выглядит примерно так: "кроме того, подобные идеи развивали господа X, Y, и Z"
Один из исторических сюжетов, который традиционно освещается именно таким образом, это история тираноборческих идей эпохи Реформации.
Размещаемый ниже перевод призван отчасти закрыть этот пробел.

Приведенный ниже текст представляет собой перевод фрагмента из книги Уильяма Арчибальда Даннинга "История политических теорий от Лютера до Монтескье"(Лондон-Нью-Йорк 1905)
На русский язык переводится впервые.

Collapse )
  • s357a

"Бессознательное и зло". 13.12.2010

Александр Смулянский в Музее Сновидений Фрейда



Любое рассуждение, использующее категорию зла, сегодня видится атавизмом, признаком давно утраченного способа мировоззрения. Частично за понятие зла все еще пытается держаться мораль - практически безуспешно, поскольку она давно уже упустила его в область фикшена и комиксов. Лакановский психоанализ, со своей стороны отказавшись и от религиозной и от этической опоры в их общем виде, тем не менее продолжает к понятию зла апеллировать. Возникает естественное желание спросить, для чего ему это необходимо и открытие каких теоретических горизонтов здесь ожидается.
Павел Ин

К вопросу о феноменологии Черного Квадрата

Рассматривая феномен "Черного квадрата" стоит обратить внимание на историю Византии 8-9 веков, когда аскетичный крест иконоборцев пришел на смену иконам. Как можно изобразить Бога, который непостижим, - спрашивали они. Икона, будучи «подобием», воспринималась ими как кощунственный обман, в то время как ясная геометрия креста была лишена опасных соблазнов.
Подобно религии, искусство имеет дело с непостижимым. Однако, «невыразимое подвластно ль выраженью»? В этом парадоксе и следует искать причины появления Черного квадрата.