and_dol (and_dol) wrote in ru_philosophy,
and_dol
and_dol
ru_philosophy

Category:

Космология Аристотеля и атомистов: кто проницательнее?

Космология Аристотеля.
Самым слабым местом в научном наследии Аристотеля оказалась космология. Весьма поучительно, что тщательно продуманная, логически стройная и по-видимому соответствующая опыту теория может оказаться в корне неверной.

В качестве исходных посылок Аристотель брал общепринятую в то время теорию четырех элементов, а также следующие, весьма характерные для его образа мышления, утверждения: одни вещи по своей природе преходящи, а другие вечны; если существует насильственное движение, необходимо существовать и природному. Существование движения по природе, т.е. не вызываемого никакой внешней силой, для него было необходимым условием существования движения вообще. Различные виды движений он полагал сочетанием двух простых – прямолинейного и кругового, а так как круг есть нечто законченное и совершенное, круговое движение считал первичным. Также Аристотель не сомневался, что тяжелые предметы падают быстрее легких, причем скорости падения при равных фигурах пропорциональны превосходству в тяжести. Все эти основания он гармонично объединил в следующей конструкции.
Вселенная нигде не находится, нет ничего, что было бы вне Вселенной, и поэтому все находится в Небе. Небо должно иметь шарообразную форму, ибо она более всего подходит к его субстанции и является первой по природе. В центре Вселенной находится шарообразная Земля, и пребывает она в центре не потому, что нет другого места, куда бы она могла переместиться, а потому, что она такова по своей природе. Земля неподвижна, ибо поскольку одна часть Вселенной должна вечно двигаться, другая должна быть вечно неподвижной. Если бы Земля двигалась, то должны были бы происходить отклонения и попятные движения неподвижных звезд, однако этого не наблюдается. И тяжести, силой бросаемые вверх, падают снова на то же место отвесно, что тоже доказывает неподвижность Земли. Размер Вселенной конечен, так как если одна из противоположностей ограничена, то и другая должна быть ограниченной. А раз центр ограничен, то и верхнее место по необходимости должно быть ограничено, из чего ясно, что тело Вселенной не бесконечно.
Каждому из простых тел по природе присуще одно простое движение. Каждый из элементов, если ему не препятствовать, устремляется к своему собственному месту, огонь и воздух поднимаются вверх, к небу, вода и земля стремятся вниз, к центру. Их прямолинейные движения противоположны друг другу, и из этой противоположности проистекает изменчивость нашего мира. Небесные сферы двигаются не прямолинейно, а по кругу. Движение по кругу не имеет противоположности, поэтому небеса вечны и неизменны, субстанцией же их служит эфир, пятый элемент, не имеющий ни легкости, ни тяжести. Он от природы наделен круговым движением. Таким образом, земля помещается в воде, вода - в воздухе, воздух - в эфире, эфир - в Небе, а Небо уже ни в чем другом. Аристотель указывает на природные движения как на еще одно доказательство конечности Вселенной. Будь Вселенная бесконечна, не было бы ни верха, ни низа, ни центра, и, следовательно, не было бы природных движений тел.
Крайняя граница неба касается перводвигателя, который и вращает ее. К понятию перводвигателя Аристотель пришел, анализируя причины движения. У каждого движения есть причина, но если мы не хотим уйти в бесконечный ряд причин, то должны принять, что существует первая причина движения. Перводвигатель вечен, нематериален, движет, будучи сам неподвижен, и движет не насильственно, а естественно.
Вместе с внешней небесной сферой вращаются неподвижные звезды. При передаче движения нижележащим небесным сферам движение несколько замедляется, поэтому блуждающие звезды (планеты) отстают от неподвижных, Солнце отстает от планет, а Луна от Солнца. Все небесные тела состоят из эфира, и светятся потому, что от вращения сфер раскаляется соприкасающийся с ними воздух. Самое близкое к нам небесное тело – Луна, и все что выше нее – вечно и неизменно. Рождение и гибель существуют только в подлунном мире. Поэтому все нерегулярные астрономические явления вроде комет или вспышек сверхновых звезд, Аристотель считал происходящими ниже лунной орбиты.
Интересно, что представления Аристотеля о движении заставляли его отвергать существование атомов и пустоты. В пустоте все тела должны падать с одинаковой скоростью, так как им не приходится преодолевать никакого сопротивления. Но скорость падения разных тел различается, из чего ясно, что отделенной от тел пустоты не существует. Не существует и атомов, так как природа у них была бы одна, и все они обладали бы только одним природным движением - вниз к центру. Все тела обладали бы тяжестью, и не было бы абсолютно легких тел, которые в силу своей природы при отсутствии препятствий всегда движутся вверх.

Атомистическая космология.
От сочинений Демокрита и Эпикура, знаменитых атомистов древности,  мало что сохранилось, но мы имеем подробное изложение их космологии в поэме римского поэта 1 века до н.э. Тита Лукреция Кара «О природе вещей». Ниже приведены соответствующие отрывки поэмы с краткими вводными комментариями.
Тела в пустоте падают с равной скоростью. Всё то, что в воде или в воздухе падает редком, падать быстрее должно в соответствии с собственным весом лишь потому, что вода или воздуха тонкая сущность не в состоянии вещам одинаковых ставить препятствий, но уступают скорей имеющим большую тяжесть. Наоборот, никогда никакую нигде не способна вещь задержать пустота и явиться какой-то опорой, в силу природы своей постоянно всему уступая. Должно поэтому всё, проносясь в пустоте без препятствий, равную скорость иметь, несмотря на различие в весе.
Природных движений не существует. Начала вещей во множестве, многоразлично от бесконечных времен постоянным толчкам подвергаясь, тяжестью также своей гнетомые, носятся вечно, всячески между собой сочетаясь и всё испытуя, что только могут они породить из своих столкновений, - то и случается тут…
Дабы ты лучше постиг, что тела основные мятутся в вечном движеньи всегда, припомни, что дна никакого нет у вселенной нигде, и телам изначальным остаться негде на месте, раз нет ни конца ни предела пространству...
Я полагаю, теперь доказать тебе будет уместно, что никакие тела не имеют возможности сами собственной силою вверх подниматься и двигаться кверху, чтобы тебя не ввело в заблужденье горящее пламя. Ибо, лишь вспыхнет оно, всегда разгорается кверху так же, как злаки растут и тянутся кверху деревья, хоть в силу веса тела всегда устремляются книзу. И если, взвившись, огонь досягает до кровли строений, пламенем быстрым лизать начиная и балки и бревна, то не подумай, что он это делает собственной силой. То же бывает, когда, при пускании крови из тела, хлещет и брызжет она, выбиваясь высокой струею. Да и не видишь ли ты, с какой силою балки и бревна вон выпирает вода? Ведь чем глубже мы их погружаем сверху отвесно, на них напирая сильней и сильнее, тем их стремительней вверх вытесняет она, извергая. Так что наружу они половиною большей взлетают. Но и сомнения нет, полагаю, что сами собою эти тела в пустоте всегда устремляются книзу. Так совершенно должно оказаться и пламя способно, будучи выжато, вверх подниматься в воздушном пространстве, хоть в силу веса само по себе оно тянется книзу.
Материя состоит из мельчайших частиц – атомов. Далее, так как есть предельная некая точка тела того, что уже недоступно для нашего чувства, то, несомненно, она совсем не делима на части, будучи меньше всего по природе своей; и отдельно, самостоятельно, быть не могла никогда и не сможет, ибо другого она единая первая доля, вслед за которой еще подобные ей, по порядку сомкнутым строем сплотясь, образуют телесную сущность; так как самим по себе им быть невозможно, то, значит, держатся вместе они, и ничто их не может расторгнуть. Первоначала вещей, таким образом, просты и плотны, стиснуты будучи крепко, сцепленьем частей наименьших, но не являясь притом скопленьем отдельных частичек, а отличаясь скорей вековечной своей простотою. И ничего ни отторгнуть у них, ни уменьшить природа не допускает уже, семена для вещей сберегая…
Если не будет, затем, ничего наименьшего, будет из бесконечных частей состоять и мельчайшее тело: у половины всегда найдется своя половина, и для деленья нигде не окажется вовсе предела. Чем отличишь ты тогда наименьшую вещь от вселенной?
Вселенная безгранична. Нет ничего за вселенной: нет и краев у нее, и нет ни конца, ни предела. И безразлично, в какой ты находишься части вселенной: где бы ты ни был, везде, с того места, что ты занимаешь, всё бесконечной она остается во всех направленьях...
Центра ведь нет нигде у вселенной, раз ей никакого нету конца.
Небесные светила не вечны. И если огромные мира члены и части, — я вижу, — погибнув, опять возникают, ясно, что было когда-то начальное некое время и для небес и земли, и что им предстоит разрушенье...
Так что должны мы признать, что и солнце, и месяц, и звезды света метают лучи, возмещая их снова и снова, пламя теряя всегда, излученное ранее ими; а потому и не верь, что они нерушимы и вечны…
И стоявшая долгие годы рухнет громада тогда, и погибнет строение мира. Знаю отлично, что всех поражает и кажется дикой нам эта мысль о грядущем небес и земли разрушеньи…
Много разумных вещей сообщу я тебе в утешенье. Чтобы не счел ты, уздой религии стянутый, будто Солнце, земля и луна, и звезды, и море, и небо вечно остаться должны, обладая божественным телом, и не подумал бы ты, что должны, по примеру гигантов, каре жестокой подвергнуться все за свои преступленья.
Наш обитаемый мир не единственный. Остается признать неизбежно, что во вселенной еще и другие имеются земли, да и людей племена и также различные звери…
Уж никак невозможно считать вероятным, чтоб, когда всюду кругом бесконечно пространство зияет и когда всячески тут семена в этой бездне несутся в неисчислимом числе, гонимые вечным движеньем, чтобы лишь наша земля создалась и одно наше небо, и чтобы столько материи тел оставалось без дела. Если к тому ж этот мир природою создан, и если сами собою вещей семена в столкновеньях случайных, всячески втуне, вотще, понапрасну сходяся друг с другом, слились затем, наконец, в сочетанья такие, что сразу всяких великих вещей постоянно рождают зачатки: моря, земли и небес, и племени тварей живущих. Так что ты должен признать и за гранями этого мира существованье других скоплений материи, сходных с этим, какое эфир заключает в объятиях жадных.
У мира нет целевой причины. Я дерзнул бы считать достоверным, что не для нас и отнюдь не божественной волею создан весь существующий мир: столь много в нем всяких пороков…
Кто бы сумел управлять необъятной вселенной, кто твердо бездны тугие бразды удержал бы рукою искусной, кто бы размеренно вел небеса и огнями эфира был в состояньи везде согревать плодоносные земли, иль одновременно быть повсюду во всякое время, чтобы и тучами тьму наводить, и чтоб ясное небо грома ударами бить, и чтоб молньи метать, и свои же храмы порой разносить и, в пустынях сокрывшись, оттуда стрелы свирепо пускать и, минуя нередко виновных, часто людей поражать, не достойных того и невинных?

Как видим, атомисты оказались несравненно ближе к истине. Возникает интересный вопрос - что заставило Аристотеля так сильно ошибаться, какие его фундаментальные установки заслонили  для него реальность?
Подробнее -
http://vudivi.ru/filosofiya-dlya-vseh
Subscribe

  • Теория упорядочивания3

    3. Теория упорядочивания Теория развития предсказывает, что должно образоваться исходя из сети конкретных противоречий. Теория упорядочивания может…

  • Теория упорядочивания2

    2. О новой теории познания для синтеза знания Теория упорядочивания должна предсказывать новую организацию, которая послужит зародышем нового…

  • Теория упорядочивания1

    Движенья нет, сказал мудрец брадатый. Другой смолчал и стал пред ним ходить. Сильнее бы не мог он возразить; Хвалили все ответ замысловатый. Но,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments

  • Теория упорядочивания3

    3. Теория упорядочивания Теория развития предсказывает, что должно образоваться исходя из сети конкретных противоречий. Теория упорядочивания может…

  • Теория упорядочивания2

    2. О новой теории познания для синтеза знания Теория упорядочивания должна предсказывать новую организацию, которая послужит зародышем нового…

  • Теория упорядочивания1

    Движенья нет, сказал мудрец брадатый. Другой смолчал и стал пред ним ходить. Сильнее бы не мог он возразить; Хвалили все ответ замысловатый. Но,…