g_t_philosopher (g_t_philosopher) wrote in ru_philosophy,
g_t_philosopher
g_t_philosopher
ru_philosophy

Categories:

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ Г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ В ОТНОШЕНИИ К ПОНЯТИЮ КРАСОТЫ (ЧАСТЬ 2)

Оригинал взят у g_t_philosopher в НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ Г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ В ОТНОШЕНИИ К ПОНЯТИЮ КРАСОТЫ (ЧАСТЬ 2)
СПб

    Санкт-Петербург – всемирно известный город. Свою известность он приобрел, помимо прочего, на основании того, что на его территории располагается большое количество культурных объектов: музеев, театров, памятников архитектуры и других достопримечательностей. По этим причинам не удивляет, что этот город имеет большую туристическую популярность по всему миру. Это, в свою очередь, побуждает назвать Санкт-Петербург одним из самых красивых городов. На деле же, как попытается показать автор, все обстоит иначе, и упоминаемая здесь красота является красотой лишь в узком смысле слова, и никак не может претендовать на Красоту в ее полном смысле.

Другими словами, полагание в основу термина красоты указанных выше элементов города, ни в коем случае не должно выступать источником для присваивания этого термина в полном, строгом и истинном значении, поскольку в этом случае, на деле, о Красоте говорится не много. Внешний вид не может быть положен в основу Красоты без неминуемой подмены этого понятия. Внешняя красота Санкт-Петербурга может быть лишь основой для высказывания, типа: «город имеет много достопримечательностей» или «город имеет привлекательный вид», а наиболее подходящим будет высказывание: «своим внешним видом этот город кажется мне привлекательным».
    Красота, все же, выступает значимой категорий для нашей действительности, в частности, для городов. По этой причине, следует определить основания, по которым город может в действительности называться красивым или, по крайней мере, приблизится к подобному статусу. Как говорилось ранее, для определения красоты необходимо две составляющих: внутренняя и внешняя. Это утверждение, если использование термина «красота» вообще имеет какой-либо смысл, должно с легкостью восприниматься человеком. Результатом этого, в строгом отношении, является утверждение: объект оценки не может быть определен как красивый, если не соблюдены два условия: условие внутренней красоты и условие внешней красоты, то есть, другими словами, если над объектом не проведет самостоятельный анализ область эстетики и область этики. Провести анализ из области эстетики под силу каждому; на деле, утверждение, заключающееся в оценке «красивый» для объекта, часто есть не что иное, как заключение из указанного анализа. Подобная доступность обусловлена тем, что эстетика основывается на чувственном ощущении, направленном на объект. Человек, как существо, которому чувства даны природой с момента рождения, имеет все возможности, при соответствующем желании, конечно, выступить как ценитель, как верный анализатор внешней красоты. Такая верность, в конце концов, определяется тем, что уникальные чувства каждого человека рождают уникальный вкус к внешней красоте (при условии, что исключено внешнее влияние на него), а отсюда, внешне красивого или внешне не красивого вообще не существует, поскольку это – дело вкуса. Поэтому нет никаких объективных оснований в вышеуказанном утверждении, следовательно, поскольку эта тема полностью находится во власти субъективного, субъект оценки может смело использовать термин «красота» в свое удовольствие, одаривая им любой внешний объект. И в этом ему никто не в праве мешать, а лишь решить для себя, что у них разные вкусы. Человек, как существо наделенное разумом и имеющее подобную характеристику как первую и основную свою черту, зачастую же своей первой и основной чертой определяет именно чувственную сторону, которая не выделяет его как уникальное существо, а лишь определяет его как природное существо, наравне с остальными природными существами. Другими словами, несмотря на наличие сильного разума, и надежд на то, что это послужит для человека важнейшим его основанием, природная сторона человека оказывается зачастую ближе. В конечном счете, это реализуется в том, что первый шаг чувственного анализа остается также и единственным; это, в свою очередь, делает сам анализ неполноценным и лишь частичным, что может означать и то, что сам человек выступает в этом деле неполноценным.
    Таким образом, человек, который утвердил, что Санкт-Петербург – красивый город, чаще всего не сделал никакого существенного замечания. Такой красивый Петербург ни в коем случае нельзя называть истинно Красивым Петербургом, по причине ограниченности этого понятия. Петербург красив для этого человека по причине того, что внешний облик его оказал приятное влияние на чувства человека. В сущности, ничего более это утверждение не несет; и тем более, не говорит о том, что указанный город действительно красивый. Красивым же Петербург может быть назван лишь в том случае, если мы сможем определить, что такое внутренняя красота города, и как соотносится это понятие с Санкт-Петербургом. Здесь еще раз нужно напомнить, что внутренняя красота, а вместе с ней такая область как этика, являются, очевидно, категориями до определенной степени осознанными, то есть такими, которые необходимо подвергать разумному анализу. Используя одни лишь чувства добраться до внутренней красоты не удастся, а все, что удастся сделать -  подменить внутреннюю красоту на чувственно воспринятую.
    Этика имеет своим предметом мораль (или нравственность), соответственно, эти категории выступают как основополагающие здесь. Нравственность – есть совокупность характеристик, внутренних ориентиров и оснований воли человека определенного рода. Нравственность человека определяет его как обладателя качествами, которые, в том или ином виде, могут определять человека как внутренне красивого. Другими словами, нравственный человек – есть внутренне красивый человек. И нет никаких затруднений в том, чтобы распространить понятие внутренней красоты на целый город; в действительности, у таких двух объектов много общего, если рассматривать их как системы.
    Что может относиться к внутреннему содержанию понятия город и что, соответственно, можно охарактеризовать, применяя категорию внутренней красоты для этого объекта? Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо дать определение самому городу, указав его элементный состав и взаимосвязи между элементами. Помимо очевидного определения самих людей, в качестве элементов города, к этой категории также необходимо отнести государственные, социальные, политические, экономические институты. Взаимосвязи же между ними – есть, в сущности, потоки реального, эмоционального, информационного и других материалов. Указанные два фактора – элементы и связи между ними (притом, связи частного и общего масштаба)  – в состоянии дать определенную характеристику внутренней красоте. Таким образом, элементами внутренней красоты города выступают, в первую очередь, его жители, а далее государственные учреждения, политические элементы, культурные объекты и всевозможные (близкие и дальние) связи, которые объединяют каждый элемент (группу элементов) с другими. Важной составляющей города, как любой социальной общности, выступают законы и правила, составляющие одно из немногих формальных воплощений связей внутри города, и направленные на регулирование отношений, а также способность обеспечить исполнение заявленных законов и надзор за их соблюдением. Внутренний мир города – это процесс организации мероприятий, направленных на уровень жизни его жителей. Также, по-видимому, сюда относится общее (социальное) настроение города или его менталитет. Например, высказывание «Санкт-Петербург - культурная столица», которое на деле имеет мало общего с действительностью, - отражение общего настроения. Оно, в сущности, определяет некую направленность внутреннего движения всех жителей. Ошибочно применяемое к Санкт-Петербургу, - оно, тем не менее, хороший пример общего высказывания о городе. Оно может быть применено к Петербургу лишь в том случае, если сознательно опустить понятие культуры до уровня принадлежности ее лишь к поверхности. Это, непременно, подменит понятие культуры на его ущербного суррогата, однако, что, зачастую, является более важным, позволит некоторым людям дышать свободно, вынося подобное суждение. Город, помимо прочего, имеет своими характеристиками менее уловимые аспекты: безопасность, агрессивность, напряженность, суетливость, упорядоченность, благочестие. В использовании столь абстрактных категорий в настоящем разговоре нет ничего удивительного: помимо материальных связей, когда речь заходит о системе, в состав которой входит человек, неминуемо появляются эмоциональные или психологические связи. Ими разумно также не пренебрегать. Наверное, подобные категории, которые можно определить как скрытые от глаза, и являют собой большую часть внутреннего мира города. По крайней мере, в пользу этого говорит аналогия, которая проведена здесь между человеком и городом и которая, по мнению автора, является достаточно удачной.
    Человек будет становиться Человеком, а далее им оставаться, не во всех условиях. Воздействие на его склонности будет всегда иметь определяющий характер в его развитии, если не задействовать способностей разума. Чувства – инструмент для анализа внешнего, но только разум способен, опираясь на чувства, пойти дальше, и добраться до внутреннего мира объекта, являющего собой его сущность. Человек, как существо развиваемое и развивающееся, и, соответственно, имеющее своей характеристикой уровень развития, может быть на таковом уровне, когда способности разума им задействуются недостаточно. Тогда чувства становятся его основным определяющим фактором, а внешние условия, как основная сила воздействия на чувства, становятся в крайней степени для него определяющими. Таким образом, город, являясь сосредоточением внешних условий, в разрезе человека, как природного и чувственного существа, оказывает прямое влияние на психологическое состояние его жителей. На деле это реализуется еще в одном факторе внутреннего мира города: он может способствовать либо препятствовать сохранению лица и достоинства его жителей. Истинно красивый город помогает человеку оставаться Человеком.
    Внешний облик Санкт-Петербурга однозначно можно определить как красивый или, что будет вернее, внешне привлекательный. Этого недостаточно, чтобы назвать город Красивым, однако для поверхностного употребления категории красоты это может свободно использоваться и, в действительности, используется. Но для того, чтобы определить, красив ли Санкт-Петербург в полном смысле слова, необходимо провести более глубокий анализ объекта с обязательным привлечением разума, и, проведя наблюдение, пойти дальше внешности. Для того чтобы сделать это, может показаться, что необходимо обладать особыми навыками, искусно применять свой разум, и что это не под силу каждому. Но в силу своей уникальной возможности – разумности  – человек в состоянии прийти ко многим важным выводам и без использования особых способностей – лишь с помощью простых логических, рассудочных операций. Этого на деле более чем достаточно, и разум сам по себе обладает огромными возможностями для анализа, позволяющими заглянуть за чувственно воспринимаемый мир. Основным же препятствием на этом пути является преодоление барьера, разделяющего внешний и внутренний миры, или, другими словами, мир чувственный и мир умопостигаемый. Переход от одного к другому, что является залогом полноценного анализа, то есть анализа, предоставляющего необходимое количество и качество данных, а вместе с тем и залогом использования того, чем обладает человек, как существо уникальное по причине своей разумности, и является тем принципиальным водоразделом, который несет важнейшую нагрузку в деле определения Человека вообще. Красота определяется как чувствами, так и разумом, поскольку красота – есть гармония внешнего и внутреннего, которые, в свою очередь, познаются двумя различными способами и имеют особые области исследования – эстетику и этику. Вести разговор об эстетике можно, однако он не может претендовать на объективность по причине того, что эстетика отдана в руки переменчивых чувств. Этика же является рациональной областью исследования и до определенной степени может быть объектом исследования каждого человека в силу того, что он – есть существо разумное. Санкт-Петербург, как объект этического анализа, может быть определен в его отношении к Красоте (до определенных рамок) каждым человеком, необходимо лишь быть внимательным и применить рассудочные способности.
    В чем еще заключается внутренняя красота города? Исходя из того факта, что город – устройство, созданное человеком и исключительно для человека, оправдано говорить о том, что город во многом зависит от него. Эта зависимость такова, что город выступает как прямое отражение человека, живущего в нем. Никогда внутренне уродливые люди не смогут возвести внутренне красивый город. В этом смысле справедливо говорить, что лишь личности города, а не только его индивидуальности, как полагают многие, могут сделать личность из города, то есть сделать город таким, который обладает и внутренней красотой тоже. Таким образом, красота города, непременно, зависит от людей, наполняющих его, как клетки крови наполняют тело человека. Каков в этом отношении город Санкт-Петербург – первая вещь, в которой следует разобраться, чтобы оперировать понятием Красоты в полном смысле этого слова.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments