Философское сообщество ЖЖ

Previous Entry Share Next Entry
Проблема трансцендентного, часть 1.
ночь
kaktus77 wrote in ru_philosophy
Введение

Уже больше года назад зашел у нас как-то разговор о проблеме трансцендентного. Как хорошо известно в узких кругах, проблема эта уже давно решена, вот мы и собирались обсудить это решение. Но разговор тогда как-то заглох. А недавно стал я тут почитывать Риккерта («Введение в трансцендентальную философию»), и захотелось мне вернуться к этому незаконченному обсуждению, но зайти несколько с другой стороны – через самих (нео)кантианцев. А это означает, что прежде всего надо разобраться с той постановкой проблемы, которую осуществили они сами (кантианцы то бишь). И Риккерт, один из лидеров баденской школы неокантианства, нам как раз в этом и поможет.

Читая эту его работу, посвященную проблеме трансцендентного, я был искренне восхищен тем, как Риккерт изящно самоуничтожился - выкопал огромную яму и закопал туда всё кантианство, просто последовательно и по-немецки педантично проделав всю работу по постановке вот этой самой проблемы трансцендентного. А значит, ничего здесь нам пока выдумывать не надо, а надо просто посмотреть, что и как делал Риккерт.

В качестве эксперимента я остановился на такой вполне блогерской и слегка постмодернистской форме подачи материала – слова самого Риккерта не будут оформляться как цитаты и вообще как-то выделяться в общем тексте, так что все желающие (и не знающие Риккерта наизусть) могут погадать, где тут еще рассуждение кантианца, а где уже те ходы, которые он делать не стал (насколько я понимаю, из чувства самосохранения), но которые достаточно очевидным образом продолжают линию его рассуждения. Скрытые «цитаты» из Риккерта при этом будут по возможности сохраняться неизменными, если не считать некоторой стилистической обработки (чтобы не особо выделялись).
Текст при этом получается достаточно объемным и будет разбит на несколько сообщений.

1. Кантианская постановка проблемы трансцендентного

Проблема трансцендентного непосредственно связана с самим понятием познания и с тем, что называется в философии теорией познания или гносеологиейкантианской философии, естественно). Ведь к понятию познания относится не только познающий субъект, но еще и тот предмет, который познается. Под «предметом» с самого начала понимается нечто такое, что независимо противостоит познающему субъекту, и именно в том смысле, что познание должно сообразоваться с этим нечто, если хочет достичь своей цели (быть истинным, объективным). И вполне естественен вопрос: что это такое - независимый предмет познания, или откуда познание приобретает свою объективность?

Прежде чем мы займемся этим вопросом, разметим некоторые исходные позиции и введем пару «наивных» персонажей. Если взять простое обыденное сознание, которое не задается гносеологическими вопросами, то для него все окружающее существует реально и объективно. Когда наш наивный человек просыпается утром в кровати, он нисколько не сомневается в реальности этой самой кровати, чашки кофе, солнца за окном, шефа, встреча с которым состоится в скором будущем, и всего остального мира. Для нашего наивного персонажа мир реален и объективен (что может быть реальней выговора от начальства или бурчания жены?) настолько, что даже вопроса об его реальности возникнуть не может.

Впрочем, оказывается, что наш персонаж ходит на работу не только для того, чтобы получать зарплату, но он еще и занимается там наукой, то бишь получает знания об окружающем мире. И вот в свободное от работы (т.е. непосредственного производства знаний) время в голове его возникают вдруг странные вопросы – а почему это мы уверены в объективности и истинности знаний? Или другими словами, он начинает задумываться об основах и предпосылках научных знаний, обращает внимание на сам процесс получения знаний, т.е. на познание.

Но теперь ему нужны совсем новые понятия и представления – он теперь отвел свой неутомимый взгляд от окружающего мира (который, как мы помним, абсолютно реален и объективен для особо наивных) и пытается смотреть уже на познание, отделенное тем самым от познаваемого мира. Так у нас появляется новый персонаж – гносеологически наивный субъект.
Предметы познания, с его точки зрения, - это вещи «внешнего мира», т.е. реальность, находящаяся вне субъекта. И если спросить его, в чем состоит их познание, то он ответит, что у нас имеются представления о вещах, и тот, кто обладает такими представлениями, которые согласуются с самими вещами, адекватно их отображают, - тот и обладает истинным познанием.

Ну, конечно, никто не думает, что представления в точности дают вещи такими, какие они есть на самом деле, они только соответствуют вещам или их описывают, но все же в этом выражается убеждение, что предмет познания есть некое реальное образование, существующее независимо от субъекта, и такое образование, по которому познающий должен выверять свои представления.

Даже учение отца современной философии, Канта, наивный гносеолог толкует так, что якобы у него (у Канта) познающий субъект (сознание) противостоит миру существующих в себе вещей, явление которых нужно воспринять в самом себе, чтобы достигнуть познания мира.

Но возможно ли развить теорию познания, которая строится на этом (наивном) противоположении бытия и сознания? Вот в чем вопрос. Это основная проблема теории познания.

И прежде всего следует обратить внимание на то, что можно подвергнуть сомнению не только познаваемость, но и существование мира вещей, независимого от познающего субъекта или сознания. Очевидно, это вопрос жизни для всякой теории познания, которая видит в существующем «вне» сознания мире предмет познания, ведь если оспорить существование этого «внешнего мира», то не будет и никакого предмета познания и, следовательно, никакой объективности. Таким образом, нам не обойти эту много раз обсуждавшуюся проблему: существует ли независимая от познающего сознания действительность!

Здесь необходимо прояснить, что именно понимается в гносеологии под проблемой существования «внешней действительности», так как сомнение в существовании независимой от сознания действительности нередко отождествляют с солипсизмом. А поскольку те следствия, которые, по-видимому, вытекают из всякой теории, отождествляющей бытие с содержанием сознания (т.е. солипсизма), находят столь чудовищными, то всякие сомнения в существовании этой действительности отклоняются с негодованием, как лишенные каких-либо оснований.
В глубине своего сердца всякий человек верит в независимую от сознания реальность внешнего мира и своих сочеловеков. Но у нас здесь речь идет о гносеологической проблеме, с которой можно разобраться только в рамках теории познания, а для теории познания не существует никаких пограничных крепостей, которые можно было бы оставлять в тылу, успокаивая себя каким-нибудь «верованием».

Для понимания смысла гносеологической постановки вопроса следует различать позитивные науки, которые добывают знания и являются в некотором смысле «догматическими» - допускают без проверки некоторые предпосылки, и теорию познания, которая делает проблемами сами эти предпосылки.
Там, где вообще можно спрашивать, теория познания должна спрашивать. Она должна быть «свободна от предпосылок». Конечно, не абсолютно свободна, так как мышление, которое пытается начать ни с чего, никогда не могло бы даже сойти с места, но свободна от предпосылок в том смысле, что она от них избавляется настолько, насколько это возможно. У нее есть только одно средство стать на точку зрения, по возможности свободную от предпосылок: она старается во всем усомниться.

Теория познания - средство, которое должно служить для открытия несомненных основ нашего знания. Гносеологическое сомнение нисколько не касается ни «наивного» человека с его верой в окружающую его абсолютную действительность, ни представителя позитивных наук. Оно является методическим средством, которое направлено именно на удовлетворение гносеологического интереса - интереса к правильному понятию познания. Откуда и вытекает первый вопрос теории познания - существует ли независимая от познающего сознания действительность, которая служит предметом познания?
Следующим шагом хотелось бы отметить, что предпосылкой этого вопроса служило противоположение бытия и сознания как первое различение положенное в основание теории познания. Таким образом, сам вопрос о существовании независимой действительности следует из различения и противоположения сознания и бытия.
С другой стороны, если ответом на этот вопрос станет отрицание существования независимой действительности, то и само противоположение сознания и бытия обессмысливается, оказывается не подходящим для построения теории познания, и позиция «наивного гносеолога» требует тогда коренного пересмотра.

Вот рассмотрение этих проблем и предполагается в дальнейших сообщениях.

  • 1
"Проблема трансцендентного"
"«Введение в трансцендентальную философию»"
----
Для начала надо обсудить различие Трансцендентного и Трансцендентального.

Почему?

(у Риккерта, кстати, проблематика трансцендентального возникает после постановки и даже частичного решения проблемы трансцендентного)

это же сплошной набор банальностей.

пляски вокруг теории отражения и его альтернатив.

основа знания - знак.

знак есть метка.

метка предполагает действие чего-то на что-то.

т.е. действительность.

очевидно, что действительность есть единство
действующего и воспринимающего действие (действуемого).

стало быть, действительность энергийна и тринитарна:
- действующее, действие, действуемое.

тогда существовать - значит быть действующим на действуемое,
т.е. быть воспринимаемым действуемым, или, что то же самое,
являться действуемому в действии (в т.ч. в умозрении).

отсюда понятно: существовать не синонимично быть.

ибо быть можно не существуя, скрытно от всего, в т.ч. от ума.

проблема - тип и источник действующего.

а типов всего два: - внешний и само-действие действуемого.

но внешний внешнен относительно действуемого, каковой
вместе с действуемым может оказаться внутри иного само-действующего
более высокого порядка, т.е. самопознание в самоявлении Бога.

т.о. получаем теорию Беркли

== это же сплошной набор банальностей.

Что именно является набором банальностей - философия, кантианство, баденская школа неокантианства или лично Риккерт?

..отличная идея, продолжайте..

Спасибо! Очень интересно. Как я понял это только первая часть и вскоре последует продолжение?
Хотел бы немного уточнить, т.к. не все мне ясно в уже высказанных тезисах.

1. ”если хочет достичь своей цели (быть истинным, объективным)”
Вот ту мне непонятно, в чем цель познания?

2. ”Для нашего наивного персонажа мир реален и объективен (что может быть реальней выговора от начальства или бурчания жены?)”
Реальность бурчания жены сомнений не вызывает, а вот объективность этого бурчания даже у наивнейшего персонажа сомнения вызывает, да еще какие сомнения (объективность этого бурчания не вызывает сомнения только у жены:)) Так, что тут мне тут отожествление реальности и объективности.

3. ”И вот в свободное от работы (т.е. непосредственного производства знаний) время в голове его возникают вдруг странные вопросы – а почему это мы уверены в объективности и истинности знаний?”
Нет, ну это уж совсем выдуманный, редко встречающийся персонаж, который умудряется отделить непосредственное производство знаний от размышлений об их объективности.

4. ” тот, кто обладает такими представлениями, которые согласуются с самими вещами, адекватно их отображают, - тот и обладает истинным познанием”
Тот же самый вопрос, что и 1., т.е. что значит: согласуется с самими вещами, адекватно их отображает?

== Как я понял это только первая часть и вскоре последует продолжение?

Да, конечно. Следующая порция уже почти готова. Будет как минимум 4 поста, а, скорее, больше.

== в чем цель познания?

Познание, очевидно приводит к получению знаний :) Назначение теории познания (гносеологии) - осмыслить само познание, выйти на его предпосылки, грубо говоря, ответить на вопросы - что такое познание, что такое знание, на каком основание мы решаем, что вот это именно знание, а не что-то еще (фантазия, мнение и т.п.).

Для того чтобы начать как-то отвечать на эти вопросы, мы должны задать первые, пусть самые грубые представления о знании и познании. Вот первым таким представлением, базовой схемой является различение познающего субъекта, генерирующего представления, и того независимого предмета познания, который, собственно, познается. Представление "наивного гносеолога".

И тогда целью познания будет соответствие представлений этому независимому предмету (объекту)

Короче говоря, уже начиная формулировать проблему трансцендентного, мы пользуемся гносеологической схемой. Другими словами говоря - эта проблема есть только другая форма представления этой гносеологической схемы.
А дальше мы ( "мы" - в смысле я и Риккерт :) ) начинаем вытягивать себя за волосы и спрашивать себя о своих основаниях - о правомерности самой этой гносеологической схемы.

2. Реальность бурчания жены сомнений не вызывает, а вот объективность этого бурчания даже у наивнейшего персонажа сомнения вызывает

Для того чтобы у меня возникали такие сомнения, я должен развести понятия объективного и реального. Но как я это сделаю, если у меня в принципе нет такой действительности, как рефлексия собственного знания и познания. Для меня это одно и то же (в смысле - реальное и объективное), поскольку я и не пытаюсь это различать. Я же предельно наивный персонаж - для меня существует то, что я воспринимаю. И всё. Никаких вопросов о своём восприятии я не задаю.

А если я различаю реальное и объективное, то я уже не наивный, а гносеологически наивный (или наивный гносеолог), а это уже другая позиция.

== Нет, ну это уж совсем выдуманный, редко встречающийся персонаж, который умудряется отделить непосредственное производство знаний от размышлений об их объективности.

В противном случае у Вас не будет различения реального и объективного.

== что значит: согласуется с самими вещами, адекватно их отображает?

В этом и состоит вопрос :)


Edited at 2014-01-03 03:54 pm (UTC)

"Как хорошо известно в узких кругах, проблема эта уже давно решена"

Было бы хорошо чуть подробнее рассмотреть, как узкий круг философов приходит к убеждению, что проблема уже давно решена.

Например вот что пишет Stanford Encyclopedia of Philosophy о Transcendental Arguments

"At first sight, this anti-skeptical potential of such arguments makes them seem powerful and attractive, by offering a proof of what otherwise might seem to be known only through inductive reasoning or fallible experience. However, as we shall see, transcendental arguments conceived of in this ambitious form have struggled to live up to this promise, though they still have their devotees. Nonetheless, the potential for such arguments has been kept alive, by reassessing their possible uses, where it has been suggested that they can perhaps be given a more modest role, which then makes them more viable and enables their apparent difficulties to be set aside. Whether this is indeed the case, and whether even if it is this then leaves them denuded of their anti-skeptical value and allure, remains an open question, and will be discussed further below."

По-моему, здесь люди гораздо более осторожны с выводами о том, решена ли уже проблема.

== Было бы хорошо чуть подробнее рассмотреть,

Рассмотрим, конечно. Но в свою очередь

== здесь люди гораздо более осторожны с выводами о том, решена ли уже проблема.

Эти люди не в курсе :)

С нетерпением жду продолжение. Начало вдохновляет.

По-моему, это не проблема философского выбора, а проблема личностного выбора, основанного исключительно на самоощущении. Вы либо ощущаете себя этим самым всепоглотившим сознанием - и тогда вы солипсист, а не философ (Бог не философствует), либо признаете наличие независимой от вас, любимого, реальности и тогда дорога к гносеологии для вас открыта. Третьего, насколько я себе представляю, не дано...

== либо признаете наличие независимой от вас, любимого, реальности

То есть, с Вашей точки зрения, это вопрос веры?

возможные ответы, или убить трансцендентного зайца.
«существует ли независимая от познающего сознания действительность, которая служит предметом познания?»
1. пусть существует. Тогда сознание охватывает не всю действительность. Но, может быть, просто не открыты соответствующие органы восприятия ? Напр., пчёлы видят часть спектра, недоступную людям. И существование независимой от познания действительности есть свойство самого познания, - не все возможности сознания открыты.
2. Тогда проще сказать - нет. Такой действительности не существует. И попробовать идти под этим флагом дальше. Т.е. локализовать смысл трансцендентности.

== Но, может быть, просто не открыты соответствующие органы восприятия ? Напр., пчёлы видят часть спектра, недоступную людям.

Это Вы говорите про (принципиальное) несовершенство нашего тела, т.е. рассматриваете субъекта физиологического, а не гносеологического. Об этом будет подробнее в следующей части.

== Тогда проще сказать - нет. Такой действительности не существует. И попробовать идти под этим флагом дальше. Т.е. локализовать смысл трансцендентности.

Так тогда трансцендентности просто не будет, ведь трансцендентное - это как раз то, что существует независимо от сознания (субъекта).

Откуда и вытекает первый вопрос теории познания - существует ли независимая от познающего сознания действительность, которая служит предметом познания?

Данный вопрос неявно утверждает, что действительность, как и ее любой предмет, обладает свойствами отличия от сознания и одновременно свойством подобия к сознанию.
Об этом как раз и говорят, термины "независимая" и "предмет познания".

Логично, что можно принимать любую из позиций в пространстве ограниченном этими терминами, а так же брать их вместе, либо что самое интересное вставать на позицию вне этого диапазона.
Так что тема получается, не такой уж разнообразной.

Если действительность принимается абсолютно независимой, тогда следует пояснить, каким образом она выступает предметом познания, т.е. способна взаимодействовать с сознанием? Очевидно, что никаким.
Либо, если действительность тождественна сознанию, т.е. является абсолютным предметом познанным, тогда следует объяснить наличие сознания, отличного от собственно действительности. Очевидно, что сознания в таком случае быть не должно.

В-первом случае, у нас нет объекта познания, за невозможностью с ним взаимодействовать, а во-втором нет субъекта познания, за невозможностью не отождествляться с действительностью. Первое похоже на полную сенсорную депривацию, второе, на жизнь простейших, или даже вещей.
Похоже, что такой подход, когда крайности выпячиваются, необходим только в качестве развлечения.

А что же возможно определить за рамками этих крайностей,
трансцендентное?
Которое конечно увы, не может быть ни предметом познания, ни тем более каким то образом быть зависимым от сознания.Оно, не может содержаться в действительности, ни даже внутри вещей действительности, в том числе и в сознании. Трансцендентное не может быть и "абсолютным знанием произвольного знания", которое ищут адепты сомнения.

Значит и мысль и вещь, есть то, что они есть в действительности, в том числе и это самое представление о действительности :)
Иначе, любой текст становится не просто текстом, с его конечными качествами, а текстом с мнимой частью, которую любят наделять вне-количественными свойствами. Правда вот предъявить никак не могут.

== Которое конечно увы, не может быть ни предметом познания

Что же мы тогда познаем? Или познания тоже не существует?

При всей свой обширности, неоднократной и всесторонней окученности, теория познания является одним из наиболее неудачных философских проектов, изначально обреченных на вечное хождение кругами без малейшего приближения к цели. Причина здесь не в дуалистических сомнениях - от них можно было бы избавиться, разместив в едином конвенциональном универсуме бытие, сознание и "точку наблюдения" в качестве равноправных резидентов - и все равно остаться ни с чем; настоящая причина в другом.

Неконтролируемые границы проблематики, фактически их отсутствие. Классификаторство - философский грех - и обобщение - (не всегда) полезный навык - преподносят теорию, в которой кухонный термин "знание" играет ведущую роль. Взять бы иного "теоретика" за грудки и встряхнуть: "А ну-ка, сука, скажи: что есть знание?!" И даже не так. Более правильным, более обнажающим бесплодность философских устремлений в данном направлении будет вопрос: "Скажи, что НЕ ЕСТЬ знание?!" Причина, по которой несостоятельна "теория познания" - по крайней мере в том общем виде, в котором она персистирует - использование в качестве предмета исследования (предполагающего семантическую ограниченность) собирательного понятия, обозначающего практически всё, что мыслимо.

К слову, нет познанного и нет непознанного. Абсолютно равноправны оба утверждения: а.) познано всё; и б.) не познано ничего. Помыслено - познано. Увидено - познано больше. Потрогано - познано ещё больше. Попробовано на вкус - совсем хорошо. И т.д. Процесс познания чего-либо (может быть) бесконечен и прекращается лишь с удовлетворением познавательной потребности субъекта. Познанным ли остается предмет по удовлетворению познавательной потребности субъекта? В контексте завершения процесса познания - да. В контексте наличия познавательного ресурса - нет.

== теория познания является одним из наиболее неудачных философских проектов,

Возможно, но я это здесь не обсуждаю, а обсуждаю только проблему трансцендентного - как она ставилась и что с ней происходило в дальнейшим. Поскольку поставлена она была, как я понимаю, в теории познания, то в разговоре на эту тему гносеологию не обойдешь, Ну, во всяком случае, сложно обойти, у меня не получается.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account