Личность. Свобода vs Необходимость

И это освобождение? (рисунок из интернета)
И это освобождение? (рисунок из интернета)

Принято считать свобода это состояние субъекта, в котором он является определяющей причиной своих действий. «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Первый овраг — многообразие антонимов понятия свобода — зависимость, рабство, подневольность, заточение и т.д. — каждый из которых конкретизирует понятие свобода. Другой из «оврагов», видимых даже плохо вооруженным глазом, — противоречие понятий свобода личности и вседозволенность. Если человек  учитывает возможную пагубность своих действий для себя и окружающих, то он по определению не является определяющей причиной своих действий. Третий овраг — понятие «состояние субъекта», которое может быть как чисто идеальное (особенности психики, уровень образования, моральные представления и т.д.), так и вполне себе материальное (физическая изоляция, отсутствие необходимых и достаточных средств обеспечения жизнедеятельности и т.д.) состояние. Более того разделить идеальный и материальный компоненты, определяющие состояние субъекта действия невозможно в принципе, когда речь идет о личности. Часто понятию «свобода» противопоставляют понятие «необходимость». И, в этом случае, попадаем в ещё один «овраг», ибо «необходимость — характеристика явления, однозначно определённого некоторой областью действительности, предсказуемого в рамках знания о ней». Таким образом, свобода возможна лишь тогда, когда она не противоречит законам области действительности, в которой существует личность!

Collapse )

Мы рождены, чтоб «кафку» сделать былью? Пока всё идет к этому. Остаётся лишь надеяться на случай, который поспособствует восстановлению силы знания, приоритета свободы над рабством. Только осознания теоретической возможности и необходимости всеобщего мира, ликвидации причин, ведущих к войнам, способно спасти современное человечество от Апокалипсиса, пока представляющегося неизбежным.

Куда мы все идем?

На уровне отдельного индивидуума мы все идем из ниоткуда в никуда. Из праха в прах. Это более-менее очевидно. Но если взять социум (цивилизацию) в целом, то здесь такой очевидности уже нет. У нас нет подлинных свидетельств, чтобы какая-то цивилизация (в масштабе всей Земли) ушла в прах, в никуда. Но если исходить из принципа, что "всё, что имеет начало, имеет и конец" , то и цивилизация в целом идет из ниоткуда в никуда - из праха в прах.

Но если «снизойти» до уровня духа, который (более-менее общепризнанно) есть сущность человека, то здесь можно заметить интересные вещи. Дух не имеет начала и не имеет конца. Дух вездесущ, всемогущ. Дух неизменен. Дух ниоткуда и никуда не идет. Если предположить, что Дух пошел из точки А в точку Б, то, придя в точку Б он найдет там самого себя.

Таким образом мы все в нашей сущности (на уровне духа) не идём никуда. И наше (кажущееся нам) движение куда-то – это спектакль, представление, которое мы разыгрываем для себя. Мы одеваем розовые очки, которые искажают наше восприятие некой неизменности (вечности), и начинаем видеть движение (изменчивость).

rune

Либеральная теология

Известно, что Реформация была происками либералов. Шутка ли: королю налоги заплати, — но ему ладно, он частный собственник государства, имеет право на ренту, — а потом ещё и попы десятину трясут, им то за что?

После Реформации, либералов стало два сорта: либералы-протестанты и либералы-иудеи.

При ближайшем рассмотрении, протестантство и иудаизм очень похожи. В обоих золото — материальное воплощение б-жественной любви, а не проще верблюду... чем богачу... И грех Золотого Тельца — не в золоте как таковом, но в его нерациональном использовании: поклоняться надо б-гу, а деньги должны работать. Ну и прочие схожести: избранный народ, земля обетованная, которую надо очистить от дикарей, порабощение других народов, и прочие грады на холмах.
Collapse )
ВДПВ:

Развитие или разнообразие?

Я тут извините размышляла, что вот с одной стороны, общество развивается от стадности к отдельному человеку, то есть от коллективизма к индивидуализму на уровне осознания. То есть существуют ПОНЯТИЯ о личной свободе, частной жизни, индивидуальности и т.п., несмотря на то, что эти свободы постоянно нарушаются и мы еще стадно выбираем айфон или живем в стадных государствах и городах, а не отшельниками отдельными.

Причем прослеживается, что это именно на последних этапах истории, то есть для достижения этого этапа нужно пройти какие-то шаги, и мне кажется, это именно развитие мышления человека и в некоторых странах развитие общественного строя.

С другой стороны сейчас принято, что все равны, любой опыт важен, и не нужно всех европоцентрично склонять к своему уставу и порядку, и нужно уважать разные формы всего.

То есть есть вероятность, что разные племена и коллективный подход родовой строй, это просто вот такой вариант, тоже нормальный, и им не надо переходить на более ткскть высокие этапы, и там людям нормально жить и они не хотят изменений?

настоящее

"Истина" - ещё раз об теоремы Гёделя

2013 год - видео с попытками 2 философов и 1 физика (вроде бы) поговорить о философском смысле теорем Гёделя о неполноте:

https://www.youtube.com/watch?v=WTzhBSBbyaI
1:03:13
Теоремы Геделя и вопрос истинности высказываний
Философский Штурм, 2 тыщ просмотров, 21 янв. 2013 - 13,8 тыс. подписчиков
Collapse )


Collapse )
  • Current Mood
    Россия, возродись!

Вера и убеждённость

Довольно часто можно услышать утверждение, что атеизм – это тоже вера. Но почему именно вера, а не убежденность? Есть ли качественное различие между этими двумя терминами? С целью попытаться ответить на эти вопросы проанализируем мировоззренческие особенности атеистов и агностиков.

Если теисты — это те, кто считают, что их логическая аргументация существования Бога является достаточной для принятия соответствующего утверждения как истинного, то атеисты — это, в первую очередь, те, кто считают неудовлетворительной аргументацию теистов, что Бог есть, и не принимают это утверждение. Вторые в некоторых случаях могут иметь свою, обратную теистической, гипотезу о несуществовании Бога и считать ее аргументацию достаточной, но это не является обязательным условием непринятия утверждения теистов. Вероятно, тут многие возразят, что это агностики, а не атеисты, поэтому обратимся к следующему.

Агностиков в широком смысле отличает принятие гипотезы непознаваемости мира, и с этой гипотезой есть некоторая проблема: если все объективно непознаваемо, то нет и основания для того, чтобы аргументировать саму гипотезу непознаваемости и считать ее аргументацию достоверной. И это делает мировоззрение самих агностиков подобным вере теистов. Во-вторых, если речь идет только о непознаваемости в одной области (религии), то следует отмечать, что это – религиозный агностицизм. В этом случае требуется привести соответствующую аргументацию того, почему непознаваема именно эта область реальности, в противном случае утверждение о непознаваемости становится предметом веры. Если аргументация о непознаваемости религиозной сферы будет строиться на использовании разработанной теистами терминологии, то это также будет автоматически сближать их мировоззрение с верой теистов.

Сами атеисты никогда не утверждают, что они являются сторонниками той или иной разновидности гипотезы непознаваемости мира, и соответственно не считают себя каким-либо сортом агностиков. В противном случае, они имели бы необходимость сперва обосновать саму непознаваемость Бога, а для этого им бы пришлось принять теистический понятийный аппарат – чего они никогда не делают, а напротив, часто критикуют его за противоречивость. Этот момент, видимо, ускользает от внимания, а возможно и используется для введения в заблуждение относительно того, насколько глубоко расхождение во взглядах.


Отметим также и то, что сами теисты, напротив, как раз разделяют, хотя бы отчасти, религиозный агностицизм, что тоже напрямую следует из их представлений о Боге как о сверхъестественном по своей природе объекте. И эта гносеологическая особенность сближает с агностиками именно теистов, а не атеистов. Однако, общей частью подхода к проблеме по-прежнему остается то, что обе стороны опираются на какие-то аргументированные (плохо или хорошо) доводы. Но где же вера?

Ответ на этот вопрос лежит в каком-то смысле на поверхности, если обратиться к тому, что объединяет целый класс сопутсвующих составляющих религии, а именно: люди как пророки, озарения как способ познания, ниспослание как источник знаний, чудеса как действующая причина и т.п. Все эти вещи либо не аргументируются самостоятельно, либо аргументируются с помощью ссылки на Бога как на сверхъестественый источник перечисленного, что обращает аргументацию в порочный круг.

Верят ли во что-либо подобное атеисты? Однозначно, нет. Любое доверие атеиста к более авторитетному источнику аргументации, чем он сам, опирается на принципиальную возможность, при должном усердии, проделать этот путь самому, безо всякого условия на избранность. Обычное разделение интеллектуального труда, ничем не отличающееся от того, что большинство теистов также не написали лично ни одного теологического трактата.

Нет никакого сомнения в том, что средневековый теолог был компетентен в своем деле в неменьшей степени, нежели современный ученый-теоретик. Разные посылки и разные выводы – в этом тоже нет принципиальных отличий, кроме вопроса о необоснованном статусе некоторых источников информации, якобы превышающих чисто физиологические возможности мозга человека. Эта вера – не в то, что где-то существует труднодоступный обыденному познанию Бог, а в то, что он частично делегирован в окружающий нас мир. Что автоматически выделяет гипотетически познаваемую сторону Бога, но, на практике, однако, практически никогда не приводит теистов к попыткам ее исследования классическими средствами познания мира. Представление о том, что Бог – и там, и тут, и одновременно везде, но прямо никогда недоступен, делает проблемное ядро аргументации теистического мировоззрения блуждающим, размытым и неудобным для анализа и упрощает апперцепцию для повседневного некритического мышления.

Отдельное внимание уделим также тому, что теисты иногда формулируют свой тезис нестандарно: атеисты верят в несуществование Бога. Разумеется, это ставит вопрос о том, что есть «вера в несуществование». Во-первых, как мы выяснили, с точки зрения обыденного мышления, вера – это неаргументированное убеждение. Иными словами, убежденность с нулевой аргументацией.

Тонкость же состоит в предмете веры: если для теиста само понятие Бога является естественным, хотя и не определенным исчерпывающими характеристиками, и он фокусируется не на вопросе возможен ли Бог в принципе, а на проблеме доказательства его существования, то для атеиста все обстоит иначе. Атеист видит первостепенным вопрос о том, что есть Бог как понятие, очерченное в конкретные рамки, а не вопрос его реального наличия или отсутствия. Вопрос существования Бога отпадает для него, когда атеист находит свою контраргументация понятия Бога исчерпывающей для вывода о том, что существующая популярная апологетика Бога противоречива. Если теисты предложат иное, более четкое определение Бога, вопрос его рассмотрения атеистом будет снова открыт. Существование Бога – актуальный для атеиста вопрос ровно настолько, насколько познаваемым в любых отношениях делают определение Бога сами теисты. Но они, как правило, достаточно догматичны исторически. Теология допускает дискуссию, вера – нет.

Во-вторых, возвращаясь к проблеме двоякого понимания термина «вера», отметим, что сами теисты нередко подразумевают под ним не только безусловное принятие чего-либо, но и сопровождающее данный сознательный ход чувство (эмоцию, ощущение). Однако, очень сомнительно, что кто-либо и когда-либо мог говорить о «чувстве небытия» чего-либо. Для простоты понимания в качестве объекта таковой «веры» можно взять что угодно, а не исключительно объект сверхъестественного характера. У небытия чего-либо нет собственных характеристик (главным образом, базовой для всего существующего – бытия вообще), чтобы иметь по отношению к нему представление и чувство.

Исходя из всего вышесказанного, вероятно, общей претензией как к теисту, так и к атеисту будет упрек в переоценке значимости собственной аргументации. Невозможно произвести философски исчерпывающую аргументацию чего-либо. Однако, переоценка значимости аргументации является не верой, а упущением факта ее (аргументации) гносеологической неполноты.

Таким образом, атеистом, как правило, нельзя быть просто на основании неверия (учитывая, что большинство психически здоровых людей предрасположены к внедрению религиозных идей в когнитивный аппарат), но лишь исходя из полного или неполного непринятия теистической аргументации. Как не бывает и теистов, напрочь далеких от любых логических выводов касательно Бога и его связи с миром. Принципиальная непознаваемость Бога или его проявлений в реальности в теистическом или агностическом мировоззрениях является абсолютно неприемлемой для атеиста гносеологической установкой.

настоящее

"диалектическая логика" - домашняя философия динамических систем с обратными связями

Гегельянец Храмов (старший преподаватель кафедры философии МФТИ - без учёной степени) продолжает читать лекции по истории и философии науки. (Первый мой обзор тут). По свежей лекции возникло несколько разнородных мыслей, которые не хочу помещать в один пост, чтоб его не перегружать. Для пояснения "диалектической логики" мне даже не нужно ничего из лекции Храмова цитировать - достаточно картинки того момента, откуда я всё стал раскручивать. В т.ч. и про "диалектическую логику"

https://www.youtube.com/watch?v=4nfN2qkN_Pk
1:22:28
Лекция 21 по истории и философии науки. Социология науки. Постпозитивизм Фейерабенда (Храмов О.С.)
Дистанционные занятия МФТИ, 31,5 тыс. подписчиков
Collapse )
Храмов про несовместные теории

Collapse )
  • Current Mood
    Россия, возродись!

УПРАВЛЕНИЕ СИНТЕЗОМ

8. Развитие гармонии социосферы с позиции антагонизма Живой Материи

Далее рассмотрим развитие социосферы с позиции Живой Материи как антагонизма противоречия Живой Материи: примат добычи информации относительно передачи информации, то есть когда передача информации пытается установить примат над добычей информации. Трудовые отношения, являясь ведущей противоположностью противоречия социосферы, возможны только при условии передачи информации. Но добыча информации должна предшествовать её передаче. Поэтому передача информации и трудовые отношения всегда, непосредственно или косвенно, подчинены добыче информации, которая появляется в качестве побочного продукта общественных отношений. Сами трудовые отношения, основанные на передаче информации посредством инстинкта доминирования (делай что говорят), препятствуют добыче информации. Тогда добыча информации находит прибежище в сфере меновых отношений, основанных на инстинкте потребления, а добыча информации осуществляется посредством инстинкта любопытства под маской инстинкта потребления.

Collapse )

Душа и инстинкт

Богоматерь Владимирская (икона 1400 г., А.Рублев)
Богоматерь Владимирская (икона 1400 г., А.Рублев)

Грубое материалистическое отрицание феномена одухотворения объектов неживой и живой природы не предполагает его естественнонаучное исследование. Природа не терпит пустот! Феномен души плодотворно исследуется в рамках богословия и психологии, философской базой которой по своей сути является идеализм. С материалистических позиций трактовка феномена души человека представляет чрезвычайный интерес. Одним из подходов естественнонаучного изучения души связан с исследованием феномена инстинктивного поведения человека.

Collapse )