Философское сообщество ЖЖ

Previous Entry Share Next Entry
Знает ли философия собственные запреты?
alisarin wrote in ru_philosophy
Данная тема уже раз обсуждалась под именем "Может ли философия что-либо отрицать?" (или, точнее - "Критерии истины в философии") и результат оказался отрицательным в том смысле, что идентифицировать философии какой-либо ее универсальный запрет, аналогичный физическому правилу закона сохранения энергии не удалось.

Но некоторое размышление, спровоцированное одной репликой, привело меня к мысли, что в философии, все-таки, некоторые запреты возможны. С их неизбежностью вынуждено будет согласиться любое философское направление именно потому, что они логически неопровержимы. Но прежде чем привести формулировки данных запретов мне потребуется, чтобы выразить одино из них, привести некое определение.

Итак, указателем данное рассуждение будет называть любого рода имя, не обязательно фиксируемое вербальными средствами (можно жестом и т.п.), равно же как и любой фиксируемый сознанием образ, подобный тому, что складывается в сознании, когда человек произносит "я помню, как это выглядело".

А теперь - к существу идеи. Она заключается в том, что любое философское представление, так или иначе, но вынуждено будет соблюдать два категорических ограничения:

    1. Указателю никогда невозможно придать состояние полностью лишенного содержания.

    2. Исключено указание такого предмета, которому может быть сопоставлен другой предмет, с которым для первого исключена возможность вступить в отношение.

Пояснения. В лингвистике и в литературе мы знаем конструкции "бессмысленных имен", например, имя "сепулька". Если такое имя не является указывающим то определенное, что, по мысли создателей такого имени, оно могло или "могло как не могло" обозначать, то это не значит, ... что это имя не является вообще никаким указателем. Не являясь, например, прямым и адресным указателем, оно является косвенным и частным указателем, и служит в качестве такового именно потому, что ... произносится.

Второй запрет касается, например, смысла известной поговорки "в огороде бузина...", и опровергает ее в том отношении, что тип отношений прагматического или когнитивного востребования не оказывается исчерпывающим вообще возможные отношения.

С моей точки зрения, представленное здесь рассуждение ... правильно. А любопытно мне мнение знающих способы его опровержения. ...

  • 1
Все правильно. На С все точно также :)

Я понимаю, речь об известном языке программирования? :)

Первый запрет повторяет определение. Указатель по определению содержит имя или образ -- а это уже содержание.
Второй запрет проверяется только после определений сопоставления и отношений.

В отношении первого запрета - именуемое или связываемое референцией может быть какое угодно. Я могу ... именовать ничего, или говорить, что "мы говорим ни о чем". И здесь возникает вопрос - существует ли у таких указателей содержание, но ... пусть контраргументы ищут несогласные с тезисом.

А второй запрет ... "ожидает" опровержения. Если только будет найдена пара таких предметов, о которых можно утверждать, что они полностью разотождествлены в бытии, то ... он падет. Я подобной перспективы не просматриваю.

Эта пара тезисов запретами "выглядит" только по языковой форме. Нетрудно составить эквивалентные им положительные суждения.
1. Все видимое и слышимое как-то и кем-то осмысливается.
2. Смысловую связь можно навести между любыми двумя вещами/событиями/явлениями, не связанными фактически/логически.
С обоими тезисами (хоть в отрицательной, хоть в положительной форме) я согласен. Первый особенно мне симпатичен. Применительно к вербальному выражению я бы его конкретизировал так: любая последовательность артикулированных звуков заряжается смыслом прежде, чем наделяется знаковой функцией, и даже если не наделяется.

Непонятно только, почему Вы эти якобы-запреты считаете философскими. Вернее, мне кажется, их отнести к лингвистике, или к культурологии, или к антропологии.

Ваша последняя фраза как раз говорит о том, что Вы выводите предмет этих принципов в эпистемологическую плоскость, а они онтологические :)

Первый принцип - это некоторое ограничение возможностей строящего референцию, то есть онтологическое рассмотрение акта построения референта. Если кто-то желает построить "референт, который ни на что не указывает", то он этого не сможет сделать, поскольку сможет, конечно, построить референт, не указывающий на что-то определенное, но полностью бессодержательный референт он не образует.

И второй принцип тоже онтологический, он о том, что в собственной конституции любого явления бытия всегда да найдется такое основание общности, которое позволит включить его в общий класс с любым другим явлением. Или, можно иначе сказать, бытие не содержит двух таких объектов, у которых нельзя было бы выделить таких их признаков, что не позволяли бы создать из этих объектов общий класс.

Вот как-то так.

(Deleted comment)
(Deleted comment)

А как с логикой?

Если "выкинутый телевизор" не сущность, то и "покойный Победоносцев" тоже никаким образом не сущность. "Я просто в шоке...". Просто в отношении такой редукции бытия не могу дать никаких комментариев :)

В отношении всегда возможной модальной интерграции предметов (пример хороший и по делу!) я подразумевал не это. Я подразумевал, что и в отношении атрибутивных характеристик нельзя построить такую преграду, которая могла бы предметы окончательно разделить. Значит, над формулировкой пункта следует еще подумать.

Последний вопрос вроде бы имеет отношение к проблеме солипсизма. (М.б. содержит и еще какой-то подтекст, но не улавливаю.) Во всяком случае, возможна постановка такого эксперимента, когда в стороннем объекте мы можем наблюдать процесс, "весьма похожий на мышление".

(Deleted comment)
«Запрет» — характеристика из области формализованных систем взглядов, по определению, потому что неформализованные системы всегда способны в принципе обойти любой «запрет». Так что сама постановка вопроса бессмысленная, как и вся философия, по определению являющаяся системой «бла-бла-бла».

А вот и нет. Возможно, те запреты, о которых я говорю, соблюдаются неосознанно, но в разумном рассуждении, преследующем цель "быть проверяемым логикой", они соблюдаются. Если, конечно, философию писать а-ля известные сборники "Кто делает...", то тогда возможно что угодно, но мы же не о том :)

==любое философское представление, так или иначе, но вынуждено будет соблюдать два категорических ограничения:

1. Указателю никогда невозможно придать состояние полностью лишенного содержания.

2. Исключено указание такого предмета, которому может быть сопоставлен другой предмет, с которым для первого исключена возможность вступить в отношение.==

- Контрпример: философское представление о мире, как о Едином, в котором разделения на предметы на онтологическом уровне не существует. В рамках такой философии: 1) любое указание на предмет полностью лишено онтологического содержания. 2) всякие "предметы" в рамках такой философии могут являться лишь феноменологическими конструктами, вербальными или невербальными, поэтому невозможно полностью исключить установления отношений между любым "предметом-1" и "предметом-2" (это зависит о воли сознания).

Контрпример отличный. И даже есть такие модели, по типу "булочки с изюмом", где есть бытие, содержащие "сгустки", а "как бытие" - остающееся непрерывностью. Но такие модели не учитывают того, что их "нестандартность" фактически оказывается лишь неординарностью вкусового свойства: если бытие немонотонно, то оно разделено...

Мне уже здесь обратили внимание, что в солипсическом представлении мои принципы действовать не будут, они не будут действовать и в идее "Единого", но я подразумеваю, что они будут действовать в любой такой модели, ... где само изначальное положение не парадоксально.

Указатель "Единое" есть указатель предельной общности, лишить его содержания можно только потому, что в рамках некоторого замкнутого рационального пространства этот предельный состав нельзя отличить от другого набора. Если рассматривать уже "представление", как непосредственный опыт и процесс человеческой деятельности, а не его оторванный "от почвы" философский результат или метку с этим связанную, то "единые" можно различать уже как частные когнитивные модусы, различные в силу различного опыта операторов. Но для такого манёвра нужна внерациональная опора, иначе рекурсия не даст выбраться из ревербераций текста: всегда будет присутствовать искушение создать виртуальный мирок n+1.

Придумать-то можно все, что хошь. Однако не всякая выдумка будет философской.

Немножко не ответ. Я просто не знаю предмета дискуссии.

Но думаю, что у философии нет запретов. Конт со товарищами попытались ввести запреты (да и вообще похоронить) в философии. Но… Гартман, Гадамер, Делёз… и многие другие… Философия живёт… и всё ещё подводит всё к онтологии, метафизике, феноменологии… интенции…

Всегда (в конце, концов) найдётся достаточно утончённый… и изощрённый философ, который снимет все запреты. Абстрактные и конкретные.

Возможно, ... запреты и будут сняты. Но если привязаться к существующему и данному и стремиться к непарадоксальной системе, то они ... будут действовать.

Причем парадоксальные системы - они не в будущем, они известны и в прошлом, типа Тертуллиановой. Но во всякой системе "чувствительной к логическому аргументу" я не вижу, как можно опровергнуть данные принципы.

Игнорирование конструктивистских и прагматически-ориентированных подходов в мышлении так и будет порождать подобные тексты.
Можно придать, не можно придать... Безответственная модерновая манера говорить безлично и безцельно.

Как артикуляция "указателя", выполненная некоторым оператором в некотором контексте влияет на ситуацию: на её топологию, психологию, телеологию? Какое "содержание", то бишь, деятельную интерпретацию, индуцирует факт этой артикуляции в субъекте А? Вот такого рода вопросы, приведённый к предельным масштабам, могут вывести философию из состояния пережёвывания прошлогодней бумаги.

Границы философии, как рациональной дисциплины, занятой связыванием абстракций высокого уровня в регуляторные цепи сознания, ограничены мощностью этого сознания, разрешающей способности перцептивного аппарата и вычислительным потенциалом абстрактной машины рацио. И даже количество глупых вопросов, которые философы могут поставить себе, ограничено количеством жратвы, которой скормят этим бездельникам. Это если математически подходить к вопросу, а не поэтически.

Ну а "запрет" для философии, если он может быть, стоило бы сформулировать разве что в ограничении спекуляций на сверхрациональные темы. Да и то - для философов со строгим и деятельным складом ума. Поэты всё равно склонны нарушать любые запреты - и это где-то полезно :)

Указатель, который на что-то да указывает, это не тема данного поста. А вот не указывающий ни на что - есть он или нет?

Если же отрицать необходимость в подобных определениях, то тогда зачем, спрашивается, математика вводит правило "на ноль делить нельзя"?

(Deleted comment)
(Deleted comment)
Желательно уточнить, о какого рода запретах идет речь: относящихся к содержанию философствования - или к нему самому? Если о первых, то с ходу решить не берусь. А среди запретов второго рода вот Вам универсальнейший: мыслить нефилософски.

Философствование больше, чем две названные вами ипостаси - "содержание философствования" (я так понимаю, анализируемый философствующим предмет), и философствование как структура деятельности. К этой парочке прибавляется такое дополнение как "инструмент философствования", и ... ему и адресованы данные запреты.

Философствование не может воспользоваться таким инструментом как "вообще никакой" указатель и другим инструментом - "предмет, которому запрещены отношения с другим предметом". Кстати говоря, такое бывало, но именно содержало парадокс.

очень неряшливые формулировки в попытке сформулировать, вообще-то, тривиальные вещи. ибо есть символ и знак, и этим все сказано.

Во втором ограничении - там не о символах, и не о знаках, но о действительных свойствах предмета.

(Deleted comment)
(Deleted comment)

Правнук Козьмы Пруткова

Великолепный философский запрет сформулировал Козьма Прутков:

"Когда на клетке со слоном увидишь надпись: "Буйвол", не верь глазам своим!"

А еще великолепнее его метода, которую блестяще осуществляет наш скромный современник:

"Бросая в воду камушки, следи за кругами, таковыми образуемыми, иначе такое бросание будет пустой забавой".

Г-н alisarin, я не могу не выразить ему своего восхищения, данной методой владеет просто классически!..

Его вбросы в сообщество и затем внимательное наблюдение за кругами обличает в нем очень серьезного и пытливого исследователя! Снимаю шляпу (цилиндр, котелок, панаму, малахай, шапку-ушанку - нужное подчеркнуть!)

Edited at 2011-06-15 04:00 pm (UTC)

Re: Правнук Козьмы Пруткова

Переводите "количество в качество" - ну нет же занятия полезнее, а для меня - ... нет глупее! :(

  • 1
?

Log in